Каталог книг

Рамез Наам Нексус

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Экспериментальный препарат нексус-5, созданный с помощью нанотехнологий, таит в себе невероятный потенциал. Программа загружается человеку в сознание – и перед нами другая личность. Он обаятелен, как Дон Жуан, раскован, как порноактер; в реакции, силе и ловкости не уступит самому Брюсу Ли. Заоблачный уровень интеллекта, фантастическая память, возможность телепатической связи с другими счастливчиками, получившими доступ к чудо-препарату. Каждая новая версия нексуса дарит новые возможности, и нексус-5 – это уже совершенно иная форма существования, в которой сверхчеловек сохраняет лишь внешнее сходство с прежней оболочкой. Нексус-5 опасен и законодательно запрещен. Но что такое закон для сверхчеловека, которому открылись горизонты нового бытия и безграничной свободы?

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Наам Р. Нексус Наам Р. Нексус 61 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Рамез Наам Нексус Рамез Наам Нексус 77 р. book24.ru В магазин >>
Рамез Наам Нексус Рамез Наам Нексус 75 р. ozon.ru В магазин >>
Рамез Наам Дилемма Рамез Наам Дилемма 199 р. litres.ru В магазин >>
Диван-кровать Столлайн Нексус Диван-кровать Столлайн Нексус 10440 р. mebelion.ru В магазин >>
Диван Нексус Диван Нексус 8990 р. stolline.ru В магазин >>
Диван Нексус Диван Нексус 8990 р. stolline.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга Нексус читать онлайн Рамез Наам

Книга Нексус читать онлайн

Рамез Наам. Нексус Нексус 5 - 1

Моим родителям, которые произвели меня на свет, вырастили и поддерживали на каждом шагу

Пятница, 17.02.2040 года, 22.55

Женщина, называвшая себя Самантой Катаранес, вышла из такси и подошла к дому на 23-й улице. Дверь открылась, пропуская наружу свет, звуки музыки и голоса. Появились две молодые женщины, которые шли рука об руку, погруженные в оживленную беседу. Проходя мимо, они улыбнулись, и Сэм улыбнулась им в ответ. Система распознавания лиц идентифицировала их и с помощью тактических контактных линз расположила в ее поле зрения слабо светящиеся данные: имена, возраст и уровень угрозы. Зеленый цвет. Гражданские лица. Данные о связи с операцией отсутствуют.

Сэм окинула взглядом фасад дома. Ожил прицел, обозначив элементы конструкции, энергетические линии, линии передачи данных, возможные пути входа и выхода через двери, окна, слабые места в стенах. Она все это сморгнула. Сегодня вечером ничего из этого не понадобится.

Когда Сэм стала подниматься по лестнице, в левое колено вступила острая боль — напоминание о той роковой перестрелке возле Сари. Как будто она нуждается в таких напоминаниях!

Лицо доставляло ей неприятные ощущения — губы чересчур раздуты, щеки напряжены, челюсть неуклюже выпячена. Нервная система протестовала против того образа, который она приняла. Будет большим облегчением снова вернуть себе собственное лицо.

В голове невольно промелькнули фрагменты инструктажа. Взорванное здание, разбросанные повсюду мертвые тела. Религиозные лидеры, убитые своими старыми верными друзьями. Политики, внезапно, на 180 градусов, меняющие свои взгляды. Теракты, совершенные смертниками, убийства, политические диверсии, роты нечеловечески лояльных, не рассуждающих, не задающих вопросов суперсолдат с пустыми лицами. А за всем этим красной нитью проходит новая пекинская технология принуждения. Технология, к пониманию и преодолению которой нынешняя цель поможет подобраться чуть поближе.

Сэм открыла дверь и присоединилась к вечеринке, изобразив на фальшивом лице широкую улыбку. По ушам ударила волна чересчур громкой музыки, запахи десятков тел потрясли ее обостренные чувства. Идентификация захлебнулась в океане лиц. Где-то в этом доме находится человек, который ей нужен.

Пятница, 17.02.2040 года, 23.10

— Потанцуем? — спросила девушка. Она наклонилась совсем близко — так, чтобы ее слова можно было услышать сквозь грохот вечеринки, так, чтобы ее можно было поцеловать.

Кейден Лейн внимательно и без всяких эмоций наблюдал, как «Дон Жуан» формирует реакцию его тела. Легкая улыбка. Высвобождение окситоцина. Расширение капилляров в щеках. Смесь уверенности и предвкушения. Ответы кандидата проходят через его сознание и готовы сорваться с губ, в то время как разговорный пакет программного обеспечения рассматривает все варианты:

[Ага, я люблю танцевать]

[Конечно, какую музыку ты любишь?]

[Только с такой красивой девушкой, как ты]

Сигналы проходили через сильно модифицированную сеть узлов нексуса в его мозгу. Наноструктуры наркотика оценивали данные, обрабатывали их, трансформировали. «Дон Жуан» делал выбор за тысячные доли секунды. Входные сигналы попадали в узлы нексуса, привязанные к нейронам в речевых центрах в лобных и височных долях. Из речевых центров нервные импульсы поступали в двигательную зону коры головного мозга, а оттуда к мышцам языка и челюстей, губ и диафрагмы. Спустя долю секунды после того, как он слышал речь девушки, эти мышцы сокращались, создавая его ответ.

— Ага, я люблю танцевать, — услышал свои слова Кейд.

И кто только пишет эти идиотские фразы? — подумал он.

— Хочешь посмотреть, что сегодня происходит? — спросила она.

Источник:

knijky.ru

Читать онлайн книгу - Нексус, Рамез Наам, Книги для онлайн чтения

«Нексус», Рамез Наам

Саманта Катаранес закрыла глаза и произнесла мантру, которая должна преобразовать ее память, заставив поверить, что она — это не она, а кто-то другой.

Слон. Небоскреб. Клен.

Она видела их, когда обдумывала эти слова, накладывая одно на другое. Щелкнули мысленные тумблеры, и знания, которые не должны просочиться из ее сознания, были успешно скрыты. Вымыслы стали реальностью.

Самара Чавес открыла глаза.

Самара Чавес летала. Закрыв глаза, откинувшись на кушетку, она парила над образами и эмоциями, чувствами и ощущениями. Внизу пульсирующее красное море возбуждения билось о крутой сверкающий берег математики, переходящий в зеленые и коричневые холмы испанского, английского и китайского языков. Она нырнула в эти холмы, их почва приняла ее и прошла сквозь ее тело, она зарылась в землю, пробуя тональности, глаголы и однокоренные слова, ощущая форму букв, слов и знаков, чувствуя, как срастаются звуки и значения. Это было прекрасно.

Сэм понимала, что находится под кайфом. Наркотическое путешествие казалось более ярким, чем со времен… со времен… И в то же время голова оставалась ясной. Все ощущения были отчетливыми, все прекрасно сочеталось одно с другим. Она понимала, где находится и что происходит.

Нексус меня изучает, подумала она. Это стадия калибровки.

Сквозь плотную почву языков она проникла в пещеру абстракции, где находился головокружительный, сверкающий город концепций. Широкие улицы Времени и Пространства делили город на кварталы. В центре города звонил колокол с башен выполненного из хрусталя и стали изысканного храма Собственной сущности. В звоне колокола звучало все, что она когда-либо пыталась сообщить. Этот звон пульсировал в воздухе, распространяясь концентрическими волнами, которые Сэм могла видеть, и резонировал в городских кварталах, где сталкивались идеи. Широкие площади размышлений, безмятежные парки и элегантные концертные залы гармонии и синтеза, разбитые снарядами остовы зданий раздора, смятения, непонимания. Ее мысли распространились на пригороды, полные воспоминаний, и темный лес Иного, который охватывал город кольцом, изолируя его.

Она с радостью нырнула в бассейн Смеха, извлекла себя оттуда и пошла по улице Красоты, свернула в переулок и вошла в просторный Музей мультперсонажей, вышла в заднюю дверь на улицу Действий и вскоре оказалась на огромной площади, окружавшей храм Собственной сущности. Куда бы она ни взглянула — везде видела собравшихся на молитву верующих. Верующими была она сама. Сто, тысяча, десять тысяч ее ипостасей — и все они стояли на коленях, молились, кланялись и возносили молитву самой себе.

Она обернулась, впитывая в себя этот город, — ее город, ее сознание. Она повернулась вокруг себя один, два, три раза — и так до тех пор, пока не стала постоянно кружиться, и вскоре стала вращаться все быстрее и быстрее; очертания города стали размытыми, но ее сознание распространялось дальше, охватывая его со всех сторон; центробежная сила этого кружения, напоминающего пляску дервишей, рассылала вокруг грани ее мыслей и чувств, распространяя и держа их в узде силой ее воли.

Она была этим городом. Она была миллионом своих ипостасей в этом городе. Она различала сотню тысяч воспоминаний — воспоминаний о местах и временах, о предметах и словах. Ее шестой день рождения, падение с велосипеда, кровь течет по колену, она окунает в нее палец и как можно ближе подносит его к лицу, желая разглядеть эти крошечные клеточки. Окончание колледжа, неожиданно оказавшееся для нее таким важным, гордость на лицах ее дяди и тети, желание, чтобы родители сейчас ее видели, но… но… Она впервые пробует суши — невероятное ощущение мяса сырого тунца, сопровождаемое сильным ароматом васаби, переполняющим ее обоняние. Радуга в пустыне, которую она наблюдает в полном одиночестве. Любовник целует ее в шею. Радость боя. Детские игры. И археология данных — в три часа ночи она находит ключ, который открывает архив Ватцера, кусочки головоломки складываются вместе, чтобы декодировать сообщение, которое Вентер закодировал своим геномом.

И все это ты — всплыли непрошеные слова. Воспоминания приходили не поодиночке, а параллельно, накладываясь одно на другое, переплетаясь невиданным образом, хронология ее жизни становилась трехмерной.

Она чувствовала, что вот-вот взорвется от радости, от абсолютной яркости бытия, от невероятной бесконечности, которую она ощущала. Ей хотелось вырасти еще больше, распространиться за пределы города и пещеры, вобрать в себя эту психоделическую планету собственной сущности, одновременно испытать каждое мгновение, каждый кусочек своего бытия. Распространиться за пределы этой планеты, испытать все, что есть у каждого!

Ее глаза открылись. Ее переполняло возбуждение, грудь вздымалась, сердце колотилось, между ног ощущалась влага. За всю свою жизнь она еще не испытывала такого кайфа или такой бодрости. Кроме… кроме…

Это был Кейд. Кейден Лейн. Мальчик, который привел ее сюда, дал ей шанс впервые попробовать нексус (впервые?). Этот красивый, высокий, смущающийся, робкий, наивный молодой человек с горящим сознанием и мальчишеским пренебрежением к возможным последствиям своего любопытства. Стоя в ногах кушетки, на которой лежала Сэм, он неуверенно смотрел на нее.

— Кейд! — Голос был хриплым. Она попробовала еще раз, более небрежно: — Привет!

— Ну, как ты себя чувствуешь? Извини, что не смог прийти раньше, я пытался помочь Рангану выявить этот глюк.

Ранган. Да, правильно. Диджей. Она находится на вечеринке. Понятно.

— Кейд, — она посмотрела ему в глаза и глубоко вздохнула, — это изумительно. Я просто заблудилась, плавая где- то глубоко внутри… Я даже не могу объяснить.

Говоря об этом, она по-прежнему ощущала этот вихрь, чувствовала, как внутри продолжается ассимиляция и калибровка. Кожа приобрела повышенную чувствительность. От каждого слова и каждого вздоха по ней словно пробегал электрический ток.

— Скажи, что ты чувствуешь.

Сэм закрыла глаза и продолжала говорить с закрытыми глазами:

— Я нахожусь внутри себя. Внутри своего сознания. Я вижу, как кусочки меня складываются вместе. Различные понятия. Различные виды понятий. И еще я вижу все эти сцены из своей жизни. Сходство между ними, связи, которые я раньше не замечала. Я испытываю нечто невероятное. Если бы было так, когда я работаю… Я могла бы просто все впитывать. — Она помолчала. — И еще я по-настоящему возбуждена.

Она открыла глаза. Раскрасневшийся Кейд смотрел куда- то в сторону — то на свои туфли, то на стену. При этом Сэм показалось, что вплоть до ее последних слов он смотрел прямо на нее. Также ей показалось, что он возбужден — это она его возбудила. На миг она представила себе, какой она ему кажется — кожа покраснела и излучает тепло, соски затвердели, грудь вздымается и опадает, шумное дыхание — и поняла, что это не просто интуиция, что это исходит от самого Кейда.

Неужели он тоже под дозой?

— Кейд, так ты уже принял нексус?

И тут он снова на нее взглянул, на этот раз без всякой робости. Не говоря ни слова, он обошел кушетку, сел рядом и положил руку ей на лоб. И она кое-что почувствовала. Его сознание коснулось ее сознания. Приглашение, затем возникла щель, и вот он уже раскрылся перед нею.

Она уловила еще один импульс его возбуждения. Его интереса к ней. Его неуверенности. Его робости с женщинами.

Но все это находилось на периферии. В центре она разглядела его интеллект, его ясный и светлый ум, его беспокойное сознание, его стремление получить ответы на все свои вопросы… и то, что он сделал. Он, Ранган и Илья.

Поняв это, она судорожно вздохнула.

— Ты все время находишься вот так? Ты делаешь это постоянно? С собой?

Конечно. Вчера вечером. Было очень, очень опасно.

Вчера вечером? Опасно?

Кейд заговорил вслух:

— Потенциал присутствует. Ядро нексуса постоянно интегрировано, но активно не все время. Передача не идет. И мы, конечно, не испытываем ту горячку первого картирования, через которую ты сейчас проходишь.

Сэм сразу его поняла, уловив смысл тех связанных между собой мыслей, которые скрывались за его словами. Семантическое картирование. Чувственное картирование. Эмоциональное картирование. Калибровка и ассимиляция. Все, что нужно для установления массовой связи нексуса.

Они это сделали — Кейд, Ранган и некоторые другие. Они взяли нексус-3 и раскололи часть его кода. Они научились программировать ядра нексуса, инструктировать их, что нужно делать. Они добавили слои логики и функциональности. Они превратили его в платформу для запуска программ непосредственно в мозгу. Они внедрили эту вещь в ее сознание, чтобы ею можно было пользоваться.

От одной мысли об этом у нее перехватило дыхание. Она ощущала его гордость. А Кейд чувствовал ее восхищение его умом, благоговение перед их достижениями, перед их отвагой. Она его хотела. Хотела проглотить его сознание — точно так же, как тот город внутри нее, сразу испытать все, что он испытывает, узнать то, что он знает, почувствовать то, что он чувствует, полностью понять, что происходит внутри нее.

А еще она чувствовала страх. Дрожь в позвоночнике. Сильное предчувствие беды.

Сэм постаралась сбросить это с себя.

— Кейд, — с трудом подбирая слова, сказала она, — покажи мне тех, кто сюда пришел. Познакомь меня с другими.

— Ты ведь только начала. Может, стоит пока немного попрактиковаться с одним человеком, прежде чем столкнешься с сотней?

В его мыслях она прочитала веселое удивление, смешанное с беспокойством.

— Я готова, — ответила Сэм. — Мне нужно больше. Я справлюсь.

Мне нужно все, подумала она.

— Ладно, давай. Ты ведь пришла развлекаться.

Он встал, улыбаясь, и отошел на шаг в сторону.

Сэм сделала глубокий вдох, собралась и перешла в сидячее положение. Пока все хорошо. Она чувствовала, что Кейд наблюдает за ней, оценивает, мысленно фиксирует ее реакцию, ее собранность, ее эмоции.

Она посмотрела на него, заглянула в глаза и протянула руку. Кейд помог ей подняться на ноги.

Их соприкосновение было возбуждающим и откровенным. Она стремилась отыскать его привязанность к ней, желала ее и находила погребенной под толстым слоем его исследовательского любопытства, его интереса к эксперименту, частью которого она теперь была, его холодного наблюдения за ходом этого эксперимента. Сэм демонстрировала Кейду свой неутолимый голод, свое желание большего, свое стремление поглотить все, что ее окружало, начиная с него самого.

Это одновременно веселило и поражало его. А его сознание было просто бесподобно, полное тех знаний и опыта, которые она жаждала.

Сэм благополучно поднялась на ноги, все еще держа ставшую ненужной руку Кейда. Она стояла в нескольких сантиметрах от него, из-за ее толстых ботинок их глаза были на одном уровне.

— Покажи мне, — попросила она. Он знал, чего она хочет.

Он побагровел, выпустил ее руку, отвел взгляд, засмеялся, чтобы скрыть робость, которую, вероятно, испытывал, и снова попятился.

— Ты особенная, — сказал он. — У тебя к этому природный талант. Впрочем, все не так легко, как ты думаешь. Одно дело внутреннее картирование, а тут… Такой уровень погружения в чужое сознание сейчас просто недостижим — не хватает пропускной способности. Не хватает возможностей протокола.

Сэм видела в его сознании, что это правда, видела также, что он пока воздерживается от сближения. Но было и кое- что еще. Разочарование. Нужно проявить терпение.

— Ладно. — Она улыбнулась. — Пойдем к остальным?

Кейд снова взял ее за руку, усмехаясь, излучая возбуждение.

— Сэм, тебе там понравится.

И она понимала, что это действительно так.

Он вывел ее из этого прохладного помещения и через комнату для персонала провел к тяжелой экранированной двери, ведущей в главный ангар.

— Я собираюсь сделать так, чтобы ты сначала почувствовала немногое, а потом все больше и больше.

Кейд открыл дверь. По ушам ударила музыка — электронная и фольклорная, ритмическая и трансделическая. Этот жанр называется флюкс — музыка достаточно заводная, чтобы под нее танцевать, и достаточно спокойная, чтобы этого не делать.

В то же время в голове Сэм звучало нечто другое — множество голосов, приглушенных, отдаленных, говоривших одновременно. Но это был не просто звук. Он был полон смысла — информации, эмоций. Возбуждение, легкомыслие, страх, восхищение, нетерпение, разочарование, желание, удовлетворенность — все вместе и все в некотором отдалении. Ничего похожего на то, что она испытывала в себе. Но это были чужие сознания!

Кейд провел ее за дверь.

Теперь ангар выглядел по-другому. Свет был насыщен медленно изменяющимися оттенками всех цветов спектра. Угол, в котором они находились, был ярко-голубого цвета, сменяющимся цветом индиго и фиолетовым. Напротив красный цвет переходил в оранжевый, а слева оранжевый сменялся зеленым.

По ангару были рассеяны люди, десятки людей — вполне достаточно для того, чтобы вдохнуть жизнь в это огромное пустое пространство. Они были одеты так, как в Сан- Франциско одеваются на вечеринку — короткие юбки и обтягивающие брюки; бархат, винил и искусственная кожа; тату, пирсинг и не совсем легальный боди-арт, при движении смещавшийся и расплывавшийся. Сэм ощущала их в своем сознании. Геи, натуралы, бисексуалы; одиночки, пары, тройки и более сложные сети.

Этот мальчик-ученый привел ее в самое сердце контркультуры. И эта контркультура была пропитана нексусом.

Вокруг них и сверху в такт музыке колыхались стены, покрытые «умной тканью». По изогнутой внутренней поверхности ангара пробегали серебристые, красные и синие волны, словно рябь, вызываемая музыкальными ритмами, которые извлекал Ранган. Все было органично и впечатляюще. Глядя на это зрелище, Сэм знала, что это трек «Фуга Будды» в исполнении группы «Апоптоз»[?] — ритмы, навеянные звуками прибоя, которые услышал одурманенный гашишем член этой группы Свен Утлер в одну жаркую летнюю ночь на пляжах таиландского острова Пханган.

Сэм вдруг осенило. Она ведь просто знала это — так, словно знала всегда. Словно слышала эту запись десятки раз, слышала ее историю от Свена, Рангана или уже от Кейда.

У Сэм перехватило дыхание. Это был замечательный трек, от которого ноги пускались в пляс, но это ее не волновало. Они просто вложили ей в голову эту информацию! Вот что можно сделать с помощью этой технологии! Вот какой может быть археология данных! Так можно обучать людей! Так можно делать что угодно!

Она повернулась к Кейду — рот раскрыт, глаза полны изумления. Тот только усмехнулся. Он знал ее мысли, и она знала, о чем он думает: заразительный энтузиазм, возбуждение от ее возбуждения, гордость за свои достижения.

Как мальчик, который показывает свои игрушки, подумала она, и он зарделся, отвел глаза и засмеялся.

Затем Кейд взял ее за руку и повел в толпу. Двое стояли друг перед другом, их руки странно, неловко двигались, они хихикали и громко смеялись друг над другом.

— Что они делают? — спросила она Кейда.

— Мы называем это «тяни-толкай». Они используют нексус, чтобы привести в движение тело другого, посылая импульсы в его двигательные центры. Или же пытаясь это сделать. Для большинства людей это не так просто.

Сэм посмотрела на него.

— Может, попробуем? — спросила она.

Кейд снова усмехнулся.

И он повел ее дальше в ангар, к стоявшим по кругу кушеткам. Там что-то должно произойти, прочитала она в его сознании. Какой-то эксперимент. И она может принять в нем участие.

— Здесь мы ближе всего подошли к взаимному картированию. Когда калибровка производится в нескольких сознаниях. Хочешь попробовать?

Да. Господи, да! Ей хотелось проглотить их всех.

Нет, запротестовал слабый голос.

Сэм проигнорировала его и молча кивнула Кейду.

Шестеро мужчин и женщин уже лежали на кушетках, оставалось место еще для шести. Когда они с Кейдом приблизились, другие сознания угасли. Теперь она могла ощущать только шесть этих, причем довольно четко. Она также могла ощущать Кейда, но все остальные были покрыты пеленой ментального молчания.

Кейд находился сзади, слегка касаясь руками ее плеч. Он провел ее к одной из кушеток и помог сесть, затем присел рядом на корточки.

Вскоре пришли остальные и заняли свои места. Двенадцать человек на кушетках и несколько наблюдателей чуть в стороне.

— Готова? — вслух произнес Кейд, обращаясь к ней одной.

Что-то начало происходить. Одиннадцать сознаний начали расти в ее ощущениях, становясь все более ясными, все более сфокусированными. Они были столь всеобъемлющими, столь насыщенными мыслями и воспоминаниями, желаниями и эмоциями! Их дыхание синхронизировалось. Закрыв глаза, Сэм могла видеть и ощущать чужие индивидуальные линии мысли.

Одиннадцать сознаний одновременно касались одиннадцати частей ее души. Несказанная радость Брайана, вызванная бурным, бьющим через край безумием игры сознаниями. Уравновешенность и спокойствие Сандры, ее безмятежность, порожденная долгими годами занятий йогой и служащая опорой для всех окружающих. Ее самадхи[?]. Иваново материалистическое восприятие музыки и математики в их взаимодействии с танцем, гармония и диссонанс в мыслях вокруг него. Видение в сознании Леандры — белковые формы, складки и рецепторы, десятки мужчин и женщин, соединившие свои сознания, чтобы их расшифровать… Слезы на лице Жозефины, слезы радостных воспоминаний о детстве, о том, как они зажигали фейерверки с любимым папой, которого она потеряла. Потеряла как… как…

На лице Сэм тоже появились слезы. Она не знала, отчего. Она чувствовала, как Кейд озабоченно наблюдает за ней, но у нее не было для него ответа.

У каждого была не одна нить, а несколько. Они переплетались, связанные друг с другом. Мысли и воспоминания перемещались и перетекали. Общение Сандры с другими девочками в раннем детстве. Представления Антонио о квантовом программировании, все грани которого были недоступны для понимания Сэм. Восторг Джессики, вызванный свободным падением с высоты четырех тысяч метров, прилив адреналина, спокойствие после раскрытия парашюта, блаженство, испытываемое от каждого мгновения, когда она висит под этим куском ткани и опускается на землю, напевая и свободно паря в воздухе.

Она ощущала любовь Сандры к спокойствию, рассудительное великолепие ее ежедневной практики, когда она- находится-в-своем-собственном теле. Это закручивалось внутри Сэм, сталкиваясь с ее воспоминаниями об учебных боях, абсолютной красоте идеального удара, блока или уклонения. Безмятежность идеальной формы, адреналин, выделяющийся в жестком ближнем бою, и последующее падение эндорфина. И… и…

Она по-прежнему ощущала Кейда. Он был с ними, с ней. А его сознание… его сознание… Она понимала красоту ядра нексуса. Величавость его конструкции, которая поражала и потрясала Кейда. Она пробовала на вкус чистую абстракцию того внутреннего пространства, в котором Кейд проделывал свою работу, постигала ничтожную долю того протокола, который он создал вместе с Ранганом, семантическую прослойку между индивидуальными нейронными связями и целыми мыслями. Это было великолепно — карта всех видов фрагментов мыслей, онтология сознания. Она существовала в некой части его сознания, лишенной сомнения или страха, даже лишенной чужой оценки. Эта часть была такой прекрасной, такой далекой и чуждой и в то же время очень- очень ей близкой на это короткое время.

Сэм видела мир его глазами. Видела потоки мыслей, эмоций и переживаний в виде битов, пакетов и моделей трафика, и все это было не сухим и холодным, а прекрасным, как симфония. Отдельные инструменты сливались вместе, чтобы создать богато текстурированное целое, превышающее сумму составных частей. Она могла видеть его ожидания, его надежду преодолеть границы отдельных сознаний, могла видеть, как Илья придавала форму его мыслям, могла видеть очертания того пути, по которому он собирался двигаться, его восхищение будущим, которое не будет иметь ничего общего с прошлым.

Теперь она плакала. Плакала из-за того, что сознание Кейда было таким кристально ясным, а его мечты такими чистыми и вызывающими благоговение и в то же время такими пугающими. Вместе с Жозефиной она оплакивала общую утрату — ушедших родителей, расставание с детством. Оплакивала недавнюю утрату Кейда. Плакала при воспоминании о той боли и страхе, которую обнаружила Сандра, — Сэм ранена, левая рука безжизненно свисает, кровь заливает глаза, она в ужасе, не уверена в том, что сможет увидеть рассвет, не уверена в том, что сможет пройти последнего караульного…

Она была смущена, дезориентирована. Нахлынули воспоминания, не имеющие смысла. Жозефина ощущала воспоминания Сэм о ее родителях, с которыми встречалась в прошлое Рождество в Сан-Антонио. И в то же время она чувствовала боль, которую ощущала Сэм из-за их смерти, которая произошла уже много лет назад. И ужас из-за чего- то нечистого, несерьезного, не случайного…

Источник:

bukva.mobi

Рамез Наам, Нексус (2016) FB2

Рамез Наам | Нексус (2016) [FB2]

Magnet-ссылка (альтернативная ссылка для скачивания файла)

Жанр: Зарубежная фантастика, Научная фантастика

Качество: Изначально электронное (ebook)

Иллюстрации: Без иллюстраций

Первый роман цикла «Нексус 5».

Tотальный апгрейд человечества.

Ближайшее будущее. Экспериментальный нанонаркотик Нексус способен связывать воедино сознания нескольких людей. Находятся и те, кто не против усовершенствовать препарат, и те, кто за то, чтобы избавиться от него, и те, кто ставит своей целью извлечь из него максимум пользы.

Молодого ученого похищают как раз во время опытов по усовершенствованию Нексуса и с головой окунают в мир международного шпионажа, где на каждом шагу подстерегают смертельные опасности. На кону гораздо больше, чем кто-либо осознает.

Страничка сформирована за 0.322 секунд.

Источник:

www.kino-lives.ru

Рамез Наам Нексус в городе Ростов-на-Дону

В данном каталоге вы имеете возможность найти Рамез Наам Нексус по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Ростов-на-Дону, Волгоград, Саратов.