Каталог книг

Бачигалупи П. Алхимик

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Бачигалупи П. Алхимик Бачигалупи П. Алхимик 356 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бачигалупи П. Орудие войны Бачигалупи П. Орудие войны 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бачигалупи П. Заводная и другие: сборник Бачигалупи П. Заводная и другие: сборник 356 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бачигалупи П. Затонувшие города Бачигалупи П. Затонувшие города 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бачигалупи П. Разрушитель кораблей Бачигалупи П. Разрушитель кораблей 397 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Коэльо П. Алхимик Коэльо П. Алхимик 189 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Коэльо П. Алхимик Коэльо П. Алхимик 469 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Алхимик (сборник) - Бачигалупи Паоло - Страница 1

Бачигалупи П. Алхимик
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 102
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 758

PUMP SIX AND OTHER STORIES

Печатается с разрешения автора и литературных агентств Baror International, Inc. и Nova Littera SIA.

© Paolo Bacigalupi, 2008, 2010

© Перевод. К. Егорова, 2017

© Перевод. М. Левин, 2017

© Перевод. В. Гольдич, 2017

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

Трудное это дело – продавать соседу свою последнюю кровать. Еще того хуже – если твое единственное дитя цепляется за ее раму, как обезьянка-паук, а попробуй отцепить – вопит так, будто ты ей ручонки отрубаешь топором.

Нетерпеливо переминались четверо алаканцев, голодные и радостные, что заработают своими мышцами пару-тройку медяков. Недовольно стояла Лизка Шарма, сверкая бриллиантовой роскошью юбок. Она пришла лично проследить, чтобы четырехстолбовую кровать вынесли осторожно, не повредив.

А кровать-то массивная! Что смешно – для ребенка. Ручкам и ножкам Джайалы нет никакой необходимости раскидываться на таком просторе. Но рама изукрашена изображениями парящих дворцов Джандпары, облачные драконы древних времен обвивают опорные столбы до самого балдахина, где деревянные когти держат свернутые сетки и раскрываются с медным щелчком искусно сделанные зажимы, выпуская в часы жары разворачивающиеся вниз москитные сетки. Красивая кровать, роскошное ложе. Пронизанная жизненной силой утраченной славы Джандпары. Антикварная вещь, сделанная из мелкозернистой красной древесины – соколиного дерева, давным-давно изведенного терновником, – и потому ценная втройне.

Ее продажа будет нас кормить целый месяц.

Но для Джайалы, шестилетней и очень привязчивой, на глазах у которой вся наша мебель исчезала по одному предмету, это целая трагедия.

Она была свидетельницей того, как испарились наши слуги и нянюшки, будто шипящие капли на раскаленной решетке. Как сворачивались драпри, скатывались и выносились на спинах алаканцев ковры, будто связки колбас, двигались цепочки людей по нашим мраморным полам. И кровать – это уже чересчур.

В коридорах эхом отдавались шаги нас, немногих оставшихся в доме. Не звучала в портиках музыка нашего фортепьяно, и тепло в здании можно было найти лишь в сернистой вони моей лаборатории, где еще горел последний одинокий огонь.

Для Джайалы исчезновение просторной и прекрасной кровати было последним шансом на сопротивление.

Я пытался ее улестить, потом оттащить. Но она заметно выросла со времен младенчества, а отчаяние придавало ребенку сил. Я оторвал ее от матраса, она схватилась за мощный столб, обвила руками, вцепилась накрепко. Прижимаясь щекой к чешуе облачного дракона, она снова заорала:

От ее визга могло разлететься стекло. Все, находившиеся в комнате, закрыли уши.

– Джайала, ну пожалуйста! – умолял я. – Я тебе новую куплю. Как только у нас появятся деньги.

– Не хочу я новую! – визжала она. – Я эту хочу!

По покрасневшему лицу текли слезы.

Я дергал ее, краснея под осуждающим взглядом госпожи Лизки и стоящих за ее спиной рабочих. Лизка мне нравилась, а сейчас она увидела меня в самом невыгодном свете. Будто мало того, что дом пуст, будто и без того продажа последней вещи моей дочери не унижала меня до крайности, так мне еще приходится унижаться перед ребенком.

– Джайала, это ведь ненадолго! И она будет рядом, у госпожи Лизки. Сможешь ее навестить, если захочешь. – Я глянул на Лизку, отчаянно надеясь, что та не станет возражать. – Буквально в соседнем доме.

– Я не буду спать в соседнем доме! Она моя! Ты все продал! У нас ничего нет! Она моя!!

Вопли Джайалы взлетели на октаву выше, крики стали перебиваться мучительным кашлем, а я все пытался оторвать ее руки от кровати.

– Я тебе новую куплю! Такую, что принцессе впору.

Но она только завизжала громче.

Рабочие зажимали руками уши, чтобы не слышать этих воплей грифона. Я оглядывался, отчаянно ища решения, отчаянно желая остановить кашель, что она навлекла своей истерикой.

Дурак. Какой же я дурак! Надо было попросить Пайлу увести ее, а потом сказать рабочим, чтобы прокрались тихо, как воры. Я оглядел комнату, лица рабочих и очень удивился. В отличие от Лизки, воплощенного раздражения, они ничего такого не выражали.

Ни превосходства или презрения.

Одну лишь жалость.

Эти работяги-беженцы, пришедшие из-за реки из Малого Каима ради грошового заработка, жалели меня. На сгорбленных плечах грязные рубахи, из разбитых кожаных башмаков видны обмороженные ноги, покрытые коркой грязи, – и они меня жалели!

Они бежали из своего города, потеряв все, жалкие пожитки, увязанные в тряпье, постукивали на их спинах, собаки и детвора, мокроносые и хнычущие, путались под ногами. Пена реки беженцев хлынула из Алакана, когда мэр и магистры признали, что город не удержать и надо, по сути говоря, отходить, и быстро, чтобы спастись от наступления терновника.

Алаканцы, люди, потерявшие все, смотрели на меня с жалостью. И я взбесился.

Я заорал на Джайалу:

– Так что мне прикажешь делать? Дать вам подыхать с голоду? Прекратить кормить тебя и Пайлу? Сидеть на соломе и всю зиму грызть мышиные кости, лишь бы у тебя осталась кровать соколиного дерева?

Конечно, она только громче завопила – но теперь уже от страха. А я все кричал на нее, повышал голос, рычал, будто дикий зверь, стараясь напугать, подавить, коли перехитрить не получилось. Своим ростом и силой сокрушить ее – такую маленькую и отчаявшуюся.

– Замолчи! – орал я. – У нас ничего нет, понимаешь? Ничего! Выбирать не приходится!

Джайала сжалась несчастным всхлипывающим комочком, плач перешел в глубокий кашель, который напугал меня еще больше, потому что придется произнести заклинание, чтобы его унять. Что я ни делаю – все к худшему.

Воля к сопротивлению оставила Джайалу. Я отцепил девочку от кровати.

Лизка махнула алаканцам, и они стали разбирать огромную конструкцию.

Я крепко прижимал Джайалу к себе, чувствуя, как она дрожит и рыдает, все еще вслух, но уже не отбивается. Я сломил ее волю. Мерзкое решение, еще сильнее отдалившее нас от того образа, какой нам положено иметь в глазах Трех Лиц Мары. Не отец и дочь, не защитник и священная для него подопечная, – чудовище и его жертва. Я прижимал к себе свое дитя, злясь на весь мир за то, что сейчас произошло между нами. На себя, что наорал на нее. На нее, что довела меня до этого.

А больше всего все-таки на себя, поставившего нас всех в такое положение.

Это была настоящая болезнь, и я втянул себя и своих близких в опасность и нужду. Когда-то наш дом был прекрасен! В те славные дни, когда жива еще была Мерали, я делал медные котлы для богатых домов, изощренные металлические и стеклянные зеркала с причудливой инкрустацией. Выдувал большие бокалы для здоровенных усатых купцов, чтобы пили из них, заключив сделку. Гравировал на вазах Три Лица Мары: женщина, мужчина и дитя, кружащиеся в танце. Вытравливал узоры с облачными драконами и парящими дворцами. Отливал грифонов из золота, бронзы и меди. Вырезал сцены охоты на лосей и единорогов в мачтовых соколиных лесах востока и скульптурные изображения ста тридцати трех арок знаменитого побережья Джандпары. Мое ремесло покоилось на ностальгических грезах о многих утраченных чудесах империи.

И мы были богаты.

А теперь не украшения для знатных домов, а странные приспособления стоят, булькают и звякают в моей лаборатории, и ни одно из них не предназначено на продажу. Кривые медные трубки, извивающиеся, будто щупальца кракена. Наши исхудавшие лица отражаются в латунных раструбах сопел. Стеклянные пузыри светятся синим от эфирных тычинок цветка лоры, который можно сорвать только в летних сумерках, когда светляки манят янтарными угольками брюшек, вынуждая их раскрыться, и спариваются на их атласных лепестках.

Источник:

www.litmir.me

Паоло Бачигалупи - Алхимик (сборник), 403 Кб

Паоло Бачигалупи — Алхимик (сборник)

Название: Алхимик (сборник)

Аннотация на книгу «Алхимик (сборник)»:

Паоло Бачигалупи – писатель, дебютировавший в фантастике в 1999 году и немедленно обративший на себя внимание таких мэтров жанра, как Харлан Эллисон и Гарднер Дозуа. Его рассказ «Девочка-флейта», вышедший в финал премии Теодора Старджона, включили в свои антологии сразу три редактора. С тех пор начинающий автор получил 13 премий, среди которых такие престижные, как «Хьюго», «Небьюла» и 4 «Локуса». Ярый защитник экологии и приверженец восточной культуры, Бачигалупи сочетает в своих произведениях экзотику дальних стран с развенчанием безжалостных механизмов разрушения природного равновесия.

В сборник вошли роман «Алхимик», поднимающий проблему разрушительной стороны прогресса, и рассказы, рисующие мрачные картины будущего, в котором человечеству отведена роль пассивного наблюдателя за собственной деградацией.

Доступ к книге ограничен, но вы можете скачать отрывок в формате fb2.

Теодор Старджон - один из мэтров американской фантастики.

Как и Эллисон у нас может быть известен как один из авторов "Star Trek". Другие его произведения вряд ли кто из нынешней молодежи читал.

Гарднер Дозуа - американец, написавший не так уж и много, но более известный как соавтор Дж.Мартина и составитель сборников и антологий. Назвать его метром додумались лишь российские маркетологи от книгоиздания.

Мне лично тоже не зашел.

Чего только не напишут в синопсисе.

. Бачигалупи автор весьма неоднозначный. Некоторые его идеи и представления мне лично показались излишне притянутыми за уши и. наивными, если можно так выразиться. Мне лично не зашел. Но многим читателям ознакомится однозначно стоит - он не пишет однодневной жвачки на потребу поколения жующих.

Источник:

fantasy-worlds.org

Алхимик (сборник) скачать книгу Паоло Бачигалупи: скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

Книга: Алхимик (сборник) - Паоло Бачигалупи

Город издания: Москва

Паоло Бачигалупи – писатель, дебютировавший в фантастике в 1999 году и немедленно обративший на себя внимание таких мэтров жанра, как Харлан Эллисон и Гарднер Дозуа. Его рассказ «Девочка-флейта», вышедший в финал премии Теодора Старджона, включили в свои антологии сразу три редактора. С тех пор начинающий автор получил 13 премий, среди которых такие престижные, как «Хьюго», «Небьюла» и 4 «Локуса». Ярый защитник экологии и приверженец восточной культуры, Бачигалупи сочетает в своих произведениях экзотику дальних стран с развенчанием безжалостных механизмов разрушения природного равновесия.

В сборник вошли роман «Алхимик», поднимающий проблему разрушительной стороны прогресса, и рассказы, рисующие мрачные картины будущего, в котором человечеству отведена роль пассивного наблюдателя за собственной деградацией.

После ознакомления Вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги Комментарии

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Алхимик (сборник) - Паоло Бачигалупи - Читать книги онлайн

Ogrik2.ru

Оглавление
  • 1. Паоло Бачигалупи Алхимик (сборник)
  • 2. Алхимик
  • 3. 1
  • 4. 2
  • 5. 3
  • 6. 4
  • 7. 5
  • 8. 6
  • 9. 7
  • 10. Помпа номер шесть
  • 11. Полный карман дхармы
  • 12. Девочка-флейта
  • 13. Люди из песка и шлака
  • 14. Пашо
  • 15. Калорийщик
  • 16. Охотник за тамариском
  • 17. Хлоп-отряд
  • 18. Желтобилетник
  • 19. Мягче
  • 20. Помпа номер шесть
  • 21. Маленькие жертвы
  • 22. Примечания
  • 23. 1
  • 24. 2
  • 25. 3
  • 26. 4
  • 27. 5
  • 28. 6
  • 29. 7
  • 30. 8
  • 31. 9
  • 32. 10
  • 33. 11
  • 34. 12
  • 35. 13
  • 36. 14
  • 37. 15
  • .
Показать всеСкрыть Комментариев: 0 Оставить комментарий Книги Последние комментарии
  • «Бессмертное имя, бессмертные слова!» Владимир Шебзухов Памяти Фаины Раневской О, как прелестен сей обман, В котором признаёт сама, Что жизнь прожить довольно глупо – Хватило у неё. ума! НЕ ДУРАК «Есть люди, в которых живёт Бог; есть люди, в которых живёт дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты» Фаина Раневская Не успокоится никак Тот, кто по сути – не дурак… И эту суть, он (так сказать), Старается – всем показать… ………………………………………………… Так басни суть: ни то, ни сё – ОН -- НЕ ДУРАК! Пожалуй… всё! БЫТИЁ – ОПРЕДЕЛЯЕТ СОЗНАНИЕ «Каждый волен распоряжаться своей ж…ой, как ему хочется. Поэтому я свою поднимаю и уё…ваю.» Ф.Раневская (На партсобрании в театре Моссовета, на котором обсуждалось немарксистское поведение одного именитого актёра, обвиняющегося в гомосексуализме) Признал вдруг гомик Секс – Наукой, И мысль в его мозгу созрела – «Любовь – тяжёлая, брат, штука. Не женское, пожалуй, дело!»… ЧЕЛОВЕК И СТАТУЯ «Человек – не миллион долларов, чтобы всем нравиться!» (Американская поговорка) Памяти Великой Актрисы Кабы нравиться всем – сказке быть наяву. Разве что – Большинство улыбнётся ему. Остальных не ищите – сами объявятся, Если «кто-то» стал нравиться вдруг … Большинству! -- Богиня. Из рассказов многих – Глаза слепит краса твоя. Преодолев пути-дороги – Не ослеплён красою я! -- Веками нравиться желая– Мне, оказалось, по плечу, Теперь сама я выбираю – Кому понравиться хочу! *** Как ни крути туда-обратно, Но этой правде вечно быть, Что жалость раздают бесплатно, А зависть нужно… заслужить! *** Жизнь повернётся задом, Взгрустнёшь наверняка. Грустить, мой друг, не надо, Дай ей под зад. пинка! *** В трудах с утра и дО ночи, Взывая к Божьей помощи, Не помешает жизнь прожить, Чтоб помнили и. сволочи!

Сверходаренный – поэтому несчастный :( Как использовать свой потенциал (Жанна Сио-Фашен)

  • По сравненною с Либероидным Адом с 1991 по 2000, любой строй в Выигрыше. Там хоть какие то правила. В Либероидном Аду одно правило, всё принадлежит чертям из Ада англосаксам и их прихвостням либерастам крошки достаются. Все остальные не вписались в Либероидный Ад.

    Станет ли Путин новым Сталиным? (Максим Калашников)

  • Все имеет свойства когда то заканчиватся,когда то должна закончится путинская вакханалия. За 18 лет несделал ничего,для республики,только расплодил воров,бандитов, педофилов, проституток, голубых. Продолжайте путиноиды веселые беззаботные жрать химическую путинскую колбасу и валяйтесь суки на диванах. Вы ведь к этому все время стремились.

    Станет ли Путин новым Сталиным? (Максим Калашников)

  • Всю республику распродал разворовал со своими кентами и продолжает разворовывать. А тупорылое стадо путиноидов танцует,пляшет, жрет, веселится и плодит себе подобных чмошных тупорылых путиноидов. Которых все устраивает, последний доширак доедаю,но путинщине я доверяю зазомбированные псевдопатриоты.

    Источник:

    ogrik2.ru

  • Паоло Бачигалупи - Алхимик (сборник)

    Паоло Бачигалупи - Алхимик (сборник)

    99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

    Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

    Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

    Описание книги "Алхимик (сборник)"

    Описание и краткое содержание "Алхимик (сборник)" читать бесплатно онлайн.

    PUMP SIX AND OTHER STORIES

    Печатается с разрешения автора и литературных агентств Baror International, Inc. и Nova Littera SIA.

    © Paolo Bacigalupi, 2008, 2010

    © Перевод. К. Егорова, 2017

    © Перевод. М. Левин, 2017

    © Перевод. В. Гольдич, 2017

    © Издание на русском языке AST Publishers, 2017

    Трудное это дело – продавать соседу свою последнюю кровать. Еще того хуже – если твое единственное дитя цепляется за ее раму, как обезьянка-паук, а попробуй отцепить – вопит так, будто ты ей ручонки отрубаешь топором.

    Нетерпеливо переминались четверо алаканцев, голодные и радостные, что заработают своими мышцами пару-тройку медяков. Недовольно стояла Лизка Шарма, сверкая бриллиантовой роскошью юбок. Она пришла лично проследить, чтобы четырехстолбовую кровать вынесли осторожно, не повредив.

    А кровать-то массивная! Что смешно – для ребенка. Ручкам и ножкам Джайалы нет никакой необходимости раскидываться на таком просторе. Но рама изукрашена изображениями парящих дворцов Джандпары, облачные драконы древних времен обвивают опорные столбы до самого балдахина, где деревянные когти держат свернутые сетки и раскрываются с медным щелчком искусно сделанные зажимы, выпуская в часы жары разворачивающиеся вниз москитные сетки. Красивая кровать, роскошное ложе. Пронизанная жизненной силой утраченной славы Джандпары. Антикварная вещь, сделанная из мелкозернистой красной древесины – соколиного дерева, давным-давно изведенного терновником, – и потому ценная втройне.

    Ее продажа будет нас кормить целый месяц.

    Но для Джайалы, шестилетней и очень привязчивой, на глазах у которой вся наша мебель исчезала по одному предмету, это целая трагедия.

    Она была свидетельницей того, как испарились наши слуги и нянюшки, будто шипящие капли на раскаленной решетке. Как сворачивались драпри, скатывались и выносились на спинах алаканцев ковры, будто связки колбас, двигались цепочки людей по нашим мраморным полам. И кровать – это уже чересчур.

    В коридорах эхом отдавались шаги нас, немногих оставшихся в доме. Не звучала в портиках музыка нашего фортепьяно, и тепло в здании можно было найти лишь в сернистой вони моей лаборатории, где еще горел последний одинокий огонь.

    Для Джайалы исчезновение просторной и прекрасной кровати было последним шансом на сопротивление.

    Я пытался ее улестить, потом оттащить. Но она заметно выросла со времен младенчества, а отчаяние придавало ребенку сил. Я оторвал ее от матраса, она схватилась за мощный столб, обвила руками, вцепилась накрепко. Прижимаясь щекой к чешуе облачного дракона, она снова заорала:

    От ее визга могло разлететься стекло. Все, находившиеся в комнате, закрыли уши.

    – Джайала, ну пожалуйста! – умолял я. – Я тебе новую куплю. Как только у нас появятся деньги.

    – Не хочу я новую! – визжала она. – Я эту хочу!

    По покрасневшему лицу текли слезы.

    Я дергал ее, краснея под осуждающим взглядом госпожи Лизки и стоящих за ее спиной рабочих. Лизка мне нравилась, а сейчас она увидела меня в самом невыгодном свете. Будто мало того, что дом пуст, будто и без того продажа последней вещи моей дочери не унижала меня до крайности, так мне еще приходится унижаться перед ребенком.

    – Джайала, это ведь ненадолго! И она будет рядом, у госпожи Лизки. Сможешь ее навестить, если захочешь. – Я глянул на Лизку, отчаянно надеясь, что та не станет возражать. – Буквально в соседнем доме.

    – Я не буду спать в соседнем доме! Она моя! Ты все продал! У нас ничего нет! Она моя!!

    Вопли Джайалы взлетели на октаву выше, крики стали перебиваться мучительным кашлем, а я все пытался оторвать ее руки от кровати.

    – Я тебе новую куплю! Такую, что принцессе впору.

    Но она только завизжала громче.

    Рабочие зажимали руками уши, чтобы не слышать этих воплей грифона. Я оглядывался, отчаянно ища решения, отчаянно желая остановить кашель, что она навлекла своей истерикой.

    Дурак. Какой же я дурак! Надо было попросить Пайлу увести ее, а потом сказать рабочим, чтобы прокрались тихо, как воры. Я оглядел комнату, лица рабочих и очень удивился. В отличие от Лизки, воплощенного раздражения, они ничего такого не выражали.

    Ни превосходства или презрения.

    Одну лишь жалость.

    Эти работяги-беженцы, пришедшие из-за реки из Малого Каима ради грошового заработка, жалели меня. На сгорбленных плечах грязные рубахи, из разбитых кожаных башмаков видны обмороженные ноги, покрытые коркой грязи, – и они меня жалели!

    Они бежали из своего города, потеряв все, жалкие пожитки, увязанные в тряпье, постукивали на их спинах, собаки и детвора, мокроносые и хнычущие, путались под ногами. Пена реки беженцев хлынула из Алакана, когда мэр и магистры признали, что город не удержать и надо, по сути говоря, отходить, и быстро, чтобы спастись от наступления терновника.

    Алаканцы, люди, потерявшие все, смотрели на меня с жалостью. И я взбесился.

    Я заорал на Джайалу:

    – Так что мне прикажешь делать? Дать вам подыхать с голоду? Прекратить кормить тебя и Пайлу? Сидеть на соломе и всю зиму грызть мышиные кости, лишь бы у тебя осталась кровать соколиного дерева?

    Конечно, она только громче завопила – но теперь уже от страха. А я все кричал на нее, повышал голос, рычал, будто дикий зверь, стараясь напугать, подавить, коли перехитрить не получилось. Своим ростом и силой сокрушить ее – такую маленькую и отчаявшуюся.

    – Замолчи! – орал я. – У нас ничего нет, понимаешь? Ничего! Выбирать не приходится!

    Джайала сжалась несчастным всхлипывающим комочком, плач перешел в глубокий кашель, который напугал меня еще больше, потому что придется произнести заклинание, чтобы его унять. Что я ни делаю – все к худшему.

    Воля к сопротивлению оставила Джайалу. Я отцепил девочку от кровати.

    Лизка махнула алаканцам, и они стали разбирать огромную конструкцию.

    Я крепко прижимал Джайалу к себе, чувствуя, как она дрожит и рыдает, все еще вслух, но уже не отбивается. Я сломил ее волю. Мерзкое решение, еще сильнее отдалившее нас от того образа, какой нам положено иметь в глазах Трех Лиц Мары. Не отец и дочь, не защитник и священная для него подопечная, – чудовище и его жертва. Я прижимал к себе свое дитя, злясь на весь мир за то, что сейчас произошло между нами. На себя, что наорал на нее. На нее, что довела меня до этого.

    А больше всего все-таки на себя, поставившего нас всех в такое положение.

    Это была настоящая болезнь, и я втянул себя и своих близких в опасность и нужду. Когда-то наш дом был прекрасен! В те славные дни, когда жива еще была Мерали, я делал медные котлы для богатых домов, изощренные металлические и стеклянные зеркала с причудливой инкрустацией. Выдувал большие бокалы для здоровенных усатых купцов, чтобы пили из них, заключив сделку. Гравировал на вазах Три Лица Мары: женщина, мужчина и дитя, кружащиеся в танце. Вытравливал узоры с облачными драконами и парящими дворцами. Отливал грифонов из золота, бронзы и меди. Вырезал сцены охоты на лосей и единорогов в мачтовых соколиных лесах востока и скульптурные изображения ста тридцати трех арок знаменитого побережья Джандпары. Мое ремесло покоилось на ностальгических грезах о многих утраченных чудесах империи.

    И мы были богаты.

    А теперь не украшения для знатных домов, а странные приспособления стоят, булькают и звякают в моей лаборатории, и ни одно из них не предназначено на продажу. Кривые медные трубки, извивающиеся, будто щупальца кракена. Наши исхудавшие лица отражаются в латунных раструбах сопел. Стеклянные пузыри светятся синим от эфирных тычинок цветка лоры, который можно сорвать только в летних сумерках, когда светляки манят янтарными угольками брюшек, вынуждая их раскрыться, и спариваются на их атласных лепестках.

    И день-деньской и всю ночь шипит и дымится моя лаборатория сернистыми остатками терновника.

    Через кишки аппаратуры проползают горелые ветви, семена и наводящие сонливость шипы. Забросив бесчисленные грезы Джандпары, я работаю с ее единственным кошмаром – растением, что уничтожило империю и сейчас грозит уничтожить всех нас. Наш дом день и ночь смердит горелым терновником и выхлопами моего балантхаста. Вот истинная причина того, что моя дочь так отчаянно защищала свою кровать соколиного дерева.

    А вина моя, не девочки. Пятнадцать лет я разорял нас каждым принятым решением. Джайала слишком молода и не может даже представить, как выглядело наше хозяйство в его поистине славные дни. Она родилась слишком поздно: не видела цветущего сада роз и люпиновых клумб, не помнит, как полнились коридоры смехом и голосами слуг, когда с нами жили Пайла, Саэма, и Траз, и Ниаз, и Ромара, и… еще какая-то прислуга, чьи имена забыл даже я, и все углы чисто выметены, и по полу не пробежит ни одна мышь. И вина – только моя.

    Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

    Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

    Похожие книги на "Алхимик (сборник)"

    Книги похожие на "Алхимик (сборник)" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

    Все книги автора Паоло Бачигалупи

    Паоло Бачигалупи - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

    Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

    Отзывы о "Паоло Бачигалупи - Алхимик (сборник)"

    Отзывы читателей о книге "Алхимик (сборник)", комментарии и мнения людей о произведении.

    Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

    Источник:

    www.libfox.ru

    Бачигалупи П. Алхимик в городе Ярославль

    В этом каталоге вы сможете найти Бачигалупи П. Алхимик по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Ярославль, Красноярск, Пермь.