Каталог книг

Коллектив авторов Дальний Восток

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сборник содержит материалы V Всероссийской научной конференции с участием иностранных ученых «Проблемы комплексного освоения георесурсов», посвященной 100-летию со дня рождения чл.-кор. РАН Е.И. Богданова (г. Хабаровск, октябрь 2013 г.). Рассмотрен широкий круг актуальных вопросов, связанных с добычей и переработкой минерального сырья, ведением горных работ в сложных горно-геологических и горнотехнических условиях, и намечены направления эффективного и безопасного освоения недр. Представлены, полученные в научных учреждениях России и мира, новые результаты фундаментальных и прикладных исследований в области геотехнологии, глубокой переработки минерального сырья, геомеханики, геоэкологии и ряда других разделов горных наук, играющих важнейшую роль для эффективного и безопасного освоения недр. Для научных и инженерно-технических работников горнодобывающей отрасли, аспирантов и студентов горных специальностей вузов.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Борис Алексеевич Борисов Дальний Восток Борис Алексеевич Борисов Дальний Восток 0 р. litres.ru В магазин >>
Moose Leopard (Motospeed) V9 Дальний Восток Cheetah спортивный автомобиль игра мышь черный Moose Leopard (Motospeed) V9 Дальний Восток Cheetah спортивный автомобиль игра мышь черный 654.14 р. jd.ru В магазин >>
Радиационная обстановка на Дальнем Востоке России Радиационная обстановка на Дальнем Востоке России 414 р. bookvoed.ru В магазин >>
Коллектив авторов Дальний Восток-1 Коллектив авторов Дальний Восток-1 359 р. litres.ru В магазин >>
Хабриева Т. (ред.) Конституции государств Азии. В трех томах. Том 3. Дальний Восток Хабриева Т. (ред.) Конституции государств Азии. В трех томах. Том 3. Дальний Восток 971 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Страда-Янович К. Фрагменты прошлого. Мой Дальний Восток Страда-Янович К. Фрагменты прошлого. Мой Дальний Восток 330 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Штыров В.А. Арктика и Дальний Восток. Величие проектов. Штыров В.А. Арктика и Дальний Восток. Величие проектов. 389 р. bookvoed.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Писатели Хабаровска и Дальнего Востока, Хабаровск, История и Современность

Обсуждения Писатели Хабаровска и Дальнего Востока. 19 сообщений

Затем в биографии Антона Павловича Чехова было совершено долгое путешествие на Сахалин. Там писатель изучал жизнь ссыльных. Произведения Чехова «В ссылке», «Остров Сахалин», «Палата N 6» отражают его впечатления о поездке. После покупки имения Мелихово, ведет общественную деятельность, помогая людям. В то время были написаны пьесы Чехова «Вишневый сад», «Три сестры». Произведения Чехова «Чайка», «Дядя Ваня» также являются одними из самых выдающихся. Затем из-за болезни в своей биографии Чехов переезжает в Ялту, где у него в гостях бывают Л.Толстой, Куприн, Бунин, Левитан, Горький. Сочинения Чехова выходят двумя томами в 1899-1902, а также 1903 годах. Из-за обострения болезни писатель едет в Германию для прохождения лечения, где вскоре умирает.

Н.Наволочкин пишет не только повести и рассказы, он пишет и стихи. Один из его сборников называется

Как исправить единицу?

Говорит одна: пустяк!

Это можно сделать так:

Как получишь единицу,

Тут уж нечего лениться,

Надо сразу назубок

Сесть и выучить урок»…

Бабка мальчику сказала:

Ты ведь ходишь в третий класс,

Ты же грамотный у нас.

Если очень не спешишь,

Вот бумага… напиши

Все книги Наволочкина – добрые, весёлые, точно такой же и писатель – добрый и весёлый, очень любит детей и дарит им свои повести, стихи.

Ф. Р-2101, 70 ед. хр., 20 ед. хр. фотодок., 1950 - 2002 гг.; оп. 1 - 2.

Шестакова Юлия Алексеевна (1914 - 2002 гг.) - писатель, член Союза писателей СССР, заслуженный работник культуры РСФСР. Родилась в Амурской области. С 1935 г., после окончания Иркутского института, работала в газете «Тихоокеанская звезда», затем в журнале «Дальний Восток». Ю. А. Шестакова - автор сборников «Вместе с друзьями», «Золотые ворота», «Серебряный ключ», «Огни далеких костров». Многие годы занималась переводами бурятских, якутских, нанайских, удэгейских писателей и поэтов. Внесла большой вклад в развитие литературы малых народов Дальнего Востока.

Документы переданы ее дочерью О. С. Рослой в 2003 г.

Очерки, статьи. Киносценарий Ю. А. Шестаковой «Красный ландыш». Сборник рассказов «Встречи и расставания». Рукописи Джанси Кимонко, удэгейского писателя, с подстрочкой Ю. Шестаковой. Блокноты и тетради с записями. Отзывы на рукописи молодых писателей.

Личные документы. Переписка. Фотографии.

Родился в семье офицера, погибшего в годы Первой мировой войны. После окончания школы работал во Владивостоке разносчиком газет, грузчиком в порту, матросом на пароходах «Вьюга», «Томск», на кораблях торгового флота, позднее — корреспондентом радиокомитета и газеты - «Красное знамя». Стихи, очерки, рассказы Г.М. Корешова публиковались в газетах «Тихоокеанская звезда», «Тихоокеонский комсомолец», в журналах «На рубеже», «Молодая гвардия» и других. В 1941 году к печати был подготовлен сборник стихов, но выходу в свет книги помешала война — Г.М. Корешов ушел добровольцем на фронт. Воевал сначала в Подмосковье, затем — автоматчиком в соединении морской пехоты особого назначения. Позднее был переброшен на Сталинградский фронт. В бою за Сталинград был тяжело ранен и умер в тыловом госпитале.

Источник:

vk.com

На краю русской речи - Год Литературы 2017

На краю русской речи

Зачем понадобилось составлять многотомную антологию писателей Дальнего Востока?

Текст: Ольга Журман/РГ, Владивосток

Фото: Тихоокеанское издательство «Рубеж»

За последние двадцать пять лет книги дальневосточных авторов издавались крайне редко и выходили мизерными тиражами. И многие писательские имена попросту забыты. Из культурного контекста оказался выключен большой пласт.

В России никто не предпринимал еще попыток создать литературную антологию целого региона, содержащего девять субъектов федерации. Идея владивостокского издательства «Рубеж» и его главного редактора Александра Колесова (бывшего, кстати, в свое время одним из инициаторов установки во Владивостоке первого в мире памятника Осипу Мандельштаму), — первый и единственный региональный проект всероссийского масштаба.

Составители антологии — кто они? Кажется, что идея выпуска литературной антологии могла прийти сейчас, когда государственных издательств на Дальнем Востоке больше нет, в голову или авантюристам, или необычайно преданным востоку России людям.

Александр Колесов: В краях и областях Дальнего Востока работают писательские организации и университеты; есть, слава Богу, толковые филологи, библиотекари и краеведы, которые помогают издательству. Так, в Биробиджане с нами сотрудничает мой однокурсник и филолог, проректор университета Павел Толстогузов, в Южно-Сахалинске доктор наук Елена Иконникова, прекрасно знающая не только литературу прошлого, но и современную дальневосточную. В Хабаровском крае нам активно помогает заместитель директора Дальневосточной научной библиотеки Раиса Наумова, а во Владивостоке — ведущий специалист Приморской публичной библиотеки им. М. Горького Нина Иванцова…

Вообще же главные наши книжники, такие, например, как критик Александр Лобычев, один из составителей первого тома, подготовивший к тому же большую и толковую вступительную статью к антологии, — всё, что написано в регионе и о регионе, хорошо знают. Так что собрать воедино произведения дальневосточных писателей для нас большого труда не составило. Проблема в том, чтобы отобрать и вместить в один том лучшие тексты региона, и при этом, чтобы они были оригинальные, не купированные цензурой в предыдущие годы.

Литература создавалась здесь преимущественно в XX веке, причем главным образом в советский период. Поэтому антология позволяет целостно воссоздать литературный процесс на востоке России. «На краю русской речи», по выражению моего коллеги, выделив из него самое талантливое. Проект оформляет один из ведущих российских книжных графиков — московский художник Андрей Бондаренко.

Десять томов — это огромный объем; как он структурирован?

Александр Колесов: Каждый том посвящен одному из дальневосточных регионов. В двух случаях мы сочли целесообразным объединить в одном томе произведения писателей двух регионов: Магаданской области и Чукотского АО; Амурской области и Еврейской АО. Также в отдельный том выделена вся дальневосточная поэзия, еще в один — национальный эпос региона. Завершающий, десятый том посвящен литературе дальневосточной эмиграции, сформировавшейся в первой половине ХХ века в полосе отчуждения Китайско-Восточной железной дороги.

Подобное издание вообще предпринимается в нашей стране впервые. И это глубоко символично: кому, как не Дальнему Востоку быть сегодня первым в этом начинании! Ведь ни в одном из регионов России нет такого яркого, причудливого и удивительного переплетения географических, исторических, природных, национальных и культурных особенностей.

Первый том представляет творчество писателей Приморья. Чьи произведения вошли в него?

Александр Колесов: В 900-страничный том большого книжного формата включены романы, повести и рассказы 33-х авторов Приморского края за сто лет. Вот только некоторые из них: Станислав Балабин, Иван Басаргин, Юрий Вознюк, Лев Князев, Борис Можаев, Арсений Несмелов, Александр Плетнев, Александр Фадеев, Олег Щербановский…

Открывает том Владимир Арсеньев, писатель, чье творческое наследие до сих пор не издано полностью, а его главные книги — «Дерсу Узала» и «По Уссурийскому краю», хоть и переведены на многие языки, но преимущественно в цензурированном виде. Мне вообще досадно за судьбу этого человека, который многими до сих пор воспринимается всего лишь как путешественник и друг Дерсу…

Владимир Арсеньев — фигура крупная и недооцененная. Потому что он по-настоящему не издан, а стало быть, не прочитан. Между тем существует большой корпус нехудожественных текстов Арсеньева: очерки, исследования, отчеты, доклады, записки по самым разным вопросам жизни в Уссурийском крае, которые он создавал, опираясь на свои дневники. Арсеньев их вел, будучи офицером генштаба русской армии, посланным в 1901 году в далекий пограничный край как контрразведчик. Не имея классического, университетского образования, он оказался в таком месте и в такой роли, что это поставило его перед необходимостью сделаться серьезным исследователем Дальнего Востока и одновременно писателем. Его имя — один из брендов Дальнего Востока. У нашего издательства есть возможность издать всего Арсеньева. Это огромная и почти неподъемная ноша. Но мы понимаем, что, если не сделаем это сегодня, то завтра за этот многотрудный проект вряд ли кто вообще возьмется.

Что представляет собой литература дальневосточной эмиграции, которой будет посвящен отдельный том антологии?

Александр Колесов: Литература русского Китая — это атлантида русской культуры, совершенно неведомый материк российской словесности. Я двадцать пять лет занимаюсь этой темой и могу сказать, что по масштабу поднимаемых проблем и таланту ее авторов литература дальневосточной эмиграции — в своих главных именах — не уступает эмигрантской литературе русской Европы. Конечно, писателей такого масштаба, как Владимир Набоков или Гайто Газданов, там не было. Зато тексты лучших харбинских писателей не похожи ни на какие другие — ни на советскую прозу о Дальнем Востоке, ни на эмигрантскую литературу, существовавшую в Париже, Берлине или Праге. Писавшие в Харбине создавали литературу, которая могла родиться только в русском Китае. Правда, широкой публике до недавнего времени она совершенно не известна! По политическим и идеологическим соображениям эта тема была закрыта, и представителей этой ветви отечественной литературы до конца 1980-х в нашей стране не публиковали. Да и потом про них как-то не особенно вспоминали, за редким-редким исключением.

Возьмем, к примеру, Бориса Юльского. Он родился в Иркутске, а начал писать в Харбине. Потом служил в лесной полиции КВЖД, называемой «зеленым легионом» (именно так, к слову, по названию цикла его рассказов, мы и назвали книгу Юльского). Как и для многих молодых литераторов, родившихся или выросших в Китае, Поднебесная стала для него родиной, а не чужбиной, и это не могло не отразиться на его творчестве.

В августе 1945 года, когда Красная армия вошла в Маньчжурию, в числе многих других деятелей культуры российской эмиграции Юльский был схвачен СМЕРШем и вскоре оказался в лагере на Колыме. В 1950-ом он бежал из ГУЛАГа и… сгинул. Но в 1930-40 годах успел опубликовать в эмигрантских журналах несколько десятков чудесных рассказов. Это лучший молодой прозаик русского Китая, по творчеству которого сегодня пишутся диссертации.

Или, допустим, в приморский том антологии входит очерк «О себе и о Владивостоке». Его автор — Арсений Несмелов, один из ярких представителей литературы русского Китая, ведущий поэт белого движения. Весной 1920 года во Владивостоке оказался поручик армии Колчака Арсений Митропольский. Через четыре года он состоялся здесь как поэт, взявший себе фамилию убитого друга и ставший Несмеловым. Его первая книга стихов была отпечатана в военной типографии на острове Русский. Перед уходом в Китай, в июне 1924 года Несмелов разослал по нескольким московским адресам свою только что вышедшую зрелую книгу «Уступы». Одну бандероль отправил в адрес Бориса Пастернака. А затем вместе со своими товарищами, белыми офицерами, по карте, полученной накануне от Владимира Арсеньева, Несмелов перевалил через Синий хребет и ушел в Китай. Так вот, в десятитомном собрании сочинений Пастернака есть письмо жене: «Принесли бандероль с Дальнего Востока. Арсений Несмелов. Хорошие стихи».

Нельзя не сказать и о Николае Аполлоновиче Байкове, его собрание сочинений мы сейчас издаем. Визави Арсеньева, писатель-натуралист, он более полувека жил и творил в Маньчжурии, а похоронен в 1958 году в австралийском городе Брисбене. Его легендарный роман о тигре «Великий Ван» семьдесят лет переиздается в Японии, но на родине книги Байкова начали выходить только в XXI веке, во Владивостоке, и он сразу стал популярным автором.

Конечно, произведения этих писателей, наряду с текстами других эмигрантских авторов, войдут и в антологию литературы Дальнего Востока. Спустя сто лет у нас есть возможность восполнить этот пробел и наиболее полно собрать в отдельный том и выпустить произведения талантливых писателей дальневосточной российской эмиграции, одновременно прозу и поэзию — незаслуженно забытый материк Русского мира.

У многих авторов русского Китая не было своих книг, они успели опубликоваться только в литературной периодике, и их тексты, при содействии наших коллег, нам удалось разыскать и скопировать в российских и зарубежных архивах и библиотеках. Хотелось бы сказать отдельное спасибо известному дальневосточному историку, доктору Амиру Хисамутдинову, а также Патриции Полански из Библиотеки Гавайского университета и руководителю Музея русской эмиграции в Сан-Франциско Иву Франкьену. В этом смысле невозможно переоценить и помощь известного в Китае слависта и переводчика русской литературы, профессора Хэйлунцзянского университета Диао Шаохуа, с которым я имел счастье дружить и сотрудничать в течение десяти лет.

Почему произведения писателей Дальнего Востока все-таки столь мало знакомы российскому читателю? При том, что имена Распутина и Асафьева — сибиряков, представителей деревенской прозы, назовет любой читающий человек.

Александр Колесов: Дальневосточная литература вся, по сути, создавалась только в XX веке.

Помните, был такой роман Василия Ажаева «Далеко от Москвы» — о строительстве тоннеля под Татарским проливом, отмеченный в 1949 году Сталинской премией? Расстояние в десять тысяч километров в былые времена было гораздо более непреодолимым, чем сегодня, и лишь немногие авторы смогли заявить о себе в столице — Александр Фадеев с его «Разгромом» и некоторые другие писатели, скорее, исключение из правила. По-видимому, именно поэтому литература Дальнего Востока находилась и до сих пор находится на периферии интереса российской читающей публики.

К счастью, ситуация меняется в последнее годы. Очень важно, разрабатывая стратегию развития региона, не забывать о том, что наряду с экономическим содержанием есть человеческий фактор, эмоциональная составляющая. Поэтому и создание антологии дальневосточной литературы необходимо расценивать как национальный проект государственной важности, имеющий колоссальное культурное, просветительское и политическое значение. Мы исходим из того посыла, что культура и литература Дальнего Востока уникальны и ничем не заменимы!

У нас есть знаменитые книги магаданцев Олега Куваева и Альберта Мифтахутдинова, давно ставшие классикой, или отличные романы и повести мало кому известного в Москве приморского таежного охотника Ивана Басаргина.

В Приморье, в таежной глубинке живет замечательный прозаик, рассказчик Виктор Пожидаев. Он пишет о рыбалке, охоте, человеческих отношениях. Последняя его книга вышла во Владивостоке 25 лет назад, а в следующем году ему исполнится 70 лет. Когда с моей подачи рассказы Пожидаева попадают в руки моих приятелей, московских писателей, они поражаются — в каком удивительном по красоте мире живут герои этого скромного человека и яркого писателя. Сегодня в России так уже почти никто не пишет! В этом году мы выпускаем в серии «Архипелаг ДВ» большую книгу повестей и рассказов Виктора Пожидаева «Там, где ждут, считают дни». Серию продолжает и «Избранное» интересного прозаика из Южно-Сахалинска Владимира Семенчика, творчество которого в свое время убедило Павла Басинского в том, что «сахалинская школа» в прозе действительно существует».

На Сахалине здравствует и основоположник нивхской литературы Владимир Санги, а на далеком севере — классик чукотской поэзии Антонина Кымытваль. Если продолжить список национальных авторов, то надо вспомнить такие имена, как Григорий Ходжер, Семен Данилов, Юрий Рытхэу и многие-многие другие. Словом, наш проект воскресит огромный культурный материк. Гигантское литературное пространство — треть России! — расплывающееся, как тесто на столе, он стянет мощным обручем десятитомной литературной антологии.

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

Романы и рассказы пишутся о людях… но в них порой важную роль играют собаки

Второй роман Гузели Яхиной, неизвестный Марсель Пруст, пронзительный Джулиан Барнс и еще семь книжных новинок 2018 года

Русский Дед Мороз отвечает на вопросы «Живой классики»

Чем нам запомнился год столетия Октябрьской революции

Каким запомнился Борис Пастернак дочери Ольги Ивинской

Елена Шубина — об итогах литературного года, востребованных романах и мечтах издателя

Кончина великого российского лингвиста Андрея Зализняка всколыхнула интерес к и без того близкой всем теме: что такое язык, как он меняется и где тонкая грань между меняющейся нормой и ошибкой

Знаменитый переводчик итальянской поэзии представляет в Доме Брюсова дебютный сборник оригинальных стихов

Двенадцать человек, без которых мы не могли представить себе «Год Литературы» и весь литературный год — 2017

Международный союз книголюбов провел в московском Музее экслибриса выставку работ Нины Казимовой

Адрес редакции: г. Москва, улица Правды, д.24, стр.4

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Источник:

godliteratury.ru

Совет Федерации: В развитии Дальнего Востока нужно работать на опережение - Новости - На Дальний Восток

Совет Федерации: В развитии Дальнего Востока нужно работать на опережение

Совершенствование законодательной базы должно строиться на концептуальных решениях, связанных со стратегическим развитием Дальнего Востока. Такое мнение полномочный представитель Совета Федерации в государственных органах по вопросам развития Дальнего Востока, Восточной Сибири и Арктики Вячеслав Штыров на первом заседании осенней сессии Совета Федерации, сообщает пресс-служба Минвостокразвития России.

Работа над проектами законов будет налажена значительно более эффективно, так как мы будем рассматривать не только законодательную часть, но и действовать на опережение – анализировать глобальные вопросы развития Дальнего Востока. По ним мы могли бы готовить концептуальные решения, в том числе позже перерабатывая их в законодательные инициативы. Вячеслав Штыров, полпред Совета Федерации в госорганах по вопросам развития Дальнего Востока, Восточной Сибири и Арктики

На протяжении года сенаторы рассматривали различные законодательные инициативы и утвердили ряд новелл, благодаря которым Дальний Восток получил конкурентные преимущества среди других российских регионов.

«Они касались разных вопросов: о дальневосточном гектаре, об осуществлении туристско-рекреационной деятельности на Дальнем Востоке, о выделении жилищных сертификатов», – пояснил Вячеслав Штыров.

Была продолжена работа над проектом федерального закона «Об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона». «Судьба этого закона будет, видимо, сложной, так как он носит глобальный характер, требует радикальных решений и больших средств, поэтому мы находимся в состоянии диалога с соответствующими министерствами и ведомствами», – отметил Вячеслав Штыров.

Полномочный представитель выступил с предложением создания Совета по вопросам развития Дальнего Востока при Совете Федерации на основе рабочей группы с одноименным названием.

Читайте также:

Глава Хабаровского края рассказал о плане развития острова Большой Уссурийский

Новый вездеход "КамАЗ-Арктика" будут испытывать в Якутии

Безлюдно и снежно. Как Владивосток встретил 1 января

История усыпанного мусором, но невероятно красивого пляжа в Приморье

Подводная галактика. История фотографа из Приморья

Главные события 2017 года на Дальнем Востоке

Пян-се, кукси, ВАВА. Эволюция дальневосточного фастфуда

Три года закону о ТОР. Подводим итоги

Сергей Караганов: В 2017 году нас в Азии стали считать своими

Источник:

www.nadv.ru

Дальний Восток становится ближе

Коллектив авторов Дальний Восток

?Дальний Восток становится ближе

Текст: Роман Сенчин

Фотография: flickr.com/Heike Neumann

Писатель Роман Сенчин о Дальнем Востоке в современных документально-художественных книгах.

Почти одновременно вышли две книги современных, достаточно молодых авторов, объединенные одной темой — Дальним Востоком. Владивостокец Василий Авченко написал «Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях» («АСТ», 2015), а нижегородец Алексей Коровашко — «По следам Дерсу Узала. Тропами Уссурийского края» («Вече», 2016).

Авченко протестует против термина «Дальний Восток», утверждая, что для него и его земляков их Восток совсем не Дальний, а дальней является Европейская часть России, сама Москва для многих почти мифическое место — не верится, что она есть на самом деле.

Действительно, в словосочетании «Дальний Восток» есть несправедливость, некое высокомерие. Но что делать — большая часть россиян живет все-таки к западу от Урала, меряет пространство страны своими мерками. Владивосток, Хабаровск, Магадан, Сахалин, Камчатка, Курилы оказываются очень далеко на востоке. И тем интереснее узнать, что там было и происходит, какие люди жили и живут.

Несмотря на вроде бы огромный прогресс в информационных технологиях, средствах передвижения, мы по-прежнему очень слабо понимаем, какая огромная и разнообразная у нас страна. Людские потоки, которые питали наше государство на протяжении почти пятисот лет, в последние десятилетия очень сильно обмелели. И если поначалу люди двигались на восток и достигли в конце концов окрестностей Сан-Франциско, то в конце 80-х начался стремительный обратный процесс. Сотни населенных пунктов исчезли с лица земли; большие города Сибири и Дальнего Востока взбухли от прибывающих из сел, рабочих поселков и городков, а потом и в них обозначился отток жителей — люди ехали дальше на запад.

Судя по статистическим данным, сегодня ситуация несколько стабилизировалась. Но все же мало кто едет нынче жить на восток страны. Да и притягательным для туристов этот край пока не стал. Информационные поводы по большей части негативные и сухие. Поэтому книги, душевные, живописные, отчасти приближают Дальний Восток к нам, обитающим западнее Урала.

Коровашко А. По следам Дерсу Узала. Тропами Уссурийского края. — М.: Вече, 2016. — 264 с.

Алексей Коровашко пишет о хорошо известном — о герое произведений путешественника Владимира Арсеньева таежном человеке Дерсу Узала. Да, вроде бы хорошо известном, но именно — «вроде бы».

Во время чтения книги Коровашко я по случаю спрашивал молодых — лет пятнадцати – двадцати пяти — парней и девушек, знают ли они, кто такой Дерсу Узала. Спросил человек двадцать. Никто твердо и внятно не смог мне ответить, в лучшем случае путали его с Тыко Вылкой, двое-трое уточняли: «Это который „однако“ говорил? Чукча?» Об Арсеньеве и его книгах никто не знал.

В общем-то, в этом ничего нет страшного. Для нашего с Алексеем Коровашко (мы сверстники) поколения книги Арсеньева еще были увлекательным чтением, манили путешествовать, но невозможно требовать, чтобы и спустя тридцать лет они оставались такими же востребованными. Если что-то и манит нынче, то не это.

Да, фигура Дерсу Узала не то чтобы уходит в Лету — в культурной памяти она еще будет существовать довольно долго, — но уж точно размывается, соединяется с другими фигурами. И напомнить о Дерсу Узала — персонаже книг и реальном человеке, показать, есть ли между ними отличия — дело полезное. Да к тому же и показать те места, где жил этот человек-персонаж.

Алексей Коровашко — доктор филологических наук, преподаватель Нижегородского университета, автор книг «Нижегородские заговоры», «Заговоры и заклинания в русской литературе XIX – XX веков». Названия сухие, но тексты, поверьте, очень даже живые и увлекательные. Тем более что Коровашко, в отличие от большинства ученых, не сторонится еще неустоявшейся современности, а исследует, вводит в науку. Это, видимо, привело его в литературную критику, сделало заметной фигурой литпроцесса. И сочетание научного фундамента и простоты изложения делают книгу Алексея Коровашко потенциально интересной для «широкого круга читателей». Тираж, к сожалению, очень скромный — 1500 экземпляров. Но, правда, в №12 за 2014 год журнала «Урал» напечатаны отдельные главы. Можно составить впечатление.

Арсеньев создал несколько идеализированный образ чистого в основе своей, справедливого и умудренного природой таежного человека. Он даже «переодевал» Дерсу в своих книгах согласно дневниковым записями, умалчивал о вредных привычках — пристрастии к алкоголю и морфию

Коровашко тщательно исследует Дерсу Узала, этого постепенно растворяющегося в толще времени героя. Восстанавливает его подлинное имя — Дэрчу? Оджа?л (вернее, объясняет значение имени и почему оно должно звучать именно так), сопоставляет подлинного Дерсу и литературного, созданного Арсеньевым.

Мы (те, кто читал) привыкли воспринимать книги «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала» как документальные произведения. Коровашко демонстрирует, что это не так. Это произведения художественные, но основанные на реальных событиях. И за арсеньевским Дерсу Узалой стоит прототип.

Об Узале писал не только Арсеньев. Есть путевые записи, большой очерк, рассказы соратника Арсеньева по одному из путешествий Петра Бордакова, есть воспоминания первой жены Арсеньева, его сына. Автор «По следам Дерсу Узала» скрупулезно сравнивает эти документы.

Арсеньев создал несколько идеализированный образ чистого в основе своей, справедливого и умудренного природой таежного человека. Он даже «переодевал» Дерсу в своих книгах согласно дневниковым записями, умалчивал о вредных привычках — пристрастии к алкоголю и морфию; трубка у Арсеньева служит таежнику инструментом размышлений, хотя Бордаков и жена Арсеньева отмечают в первую очередь то, что от трубки «несло отвратительной гарью».

Алексей Коровашко фокусирует наше внимание на реальном Дерсу Узала не для его дискредитации (к этому человеку он относится явно с большой симпатией), а чтобы показать, что такое литературный персонаж, художественный образ и прототип. Вводит нас в творческую лабораторию путешественника, писателя и философа Владимира Арсеньева, сравнивает его метод с методом сугубого документалиста (но это с какой стороны посмотреть) Петра Бордакова. Выигрывает, конечно, Арсеньев с его художественной правдой.

Недаром к произведениям Арсеньева не раз обращались кинематографисты. Оказывается, спасибо Алексею Коровашко за открытие (по крайней мере, для меня это стало открытием), — сценарий, правда, не воплощенный в фильм и даже до сих пор не опубликованный, написал Дмитрий Балашов, русский писатель, историк, этнограф, живший на другом конце страны — Новгородчине. В фильме Куросавы роль Дерсу Узала сыграл мой земляк — тувинец Максим Мунзук.

Не знаю, побывал ли в процессе работы над книгой Алексей Коровашко в Хабаровске, на реке Уссури, но, покопавшись в Интернете, я обнаружил, что он, сын советского офицера, одно время жил в Монголии. И хоть Монголию к Дальнему Востоку отнести нельзя, все-таки и Уссури, и Монголия, это части одной цивилизации. Почти погибшей и очень слабо нам известной.

Авченко В. Кристалл в прозрачной оправе. Рассказы о воде и камнях. — М.: АСТ, «Редакция Елены Шубиной», 2015. — 352 с.

Василий Авченко — дальневосточник в четвертом поколении. И книга «Кристалл в прозрачной оправе» предельно личностная, построенная на его собственных воспоминаниях, впечатлениях, ощущениях. Их так много, они такие яркие и живые, что автор на первых же страницах готов выплеснуть всё, что у него есть.

Наверное, немного успокоившись, он признается: «Пока не поздно, сделаю необходимое пояснение. У меня нет никакого уникального опыта. Это я не только признаю — я настаиваю на этом, подчеркиваю это. Я не заядлый рыбак и вообще, наверное, не рыбак; я не „дайвер“, не путешественник, не спортсмен, не сплавщик, не биолог и тем более не ихтиолог. У любого из названных — больше информации, совершеннее методика ее осмысления, да и просто больше опыта. Я всего лишь человек, живущий у моря. Будь я ученым или рыбаком-профи — я был бы перегружен специальной информацией, перенасыщен впечатлениями, потерял бы ощущение причастности к чуду, которое меня посещает всякий раз, когда я гляжу на морду камбалы — свежевыловленной или уснувшей на рыночном прилавке. Хочется верить в то, что мой восторженный дилетантизм — это преимущество. Я не делюсь экзотическим опытом — я говорю о повседневности. По крайней мере, так я оправдываюсь, когда думаю о том, что, возможно, вообще не имею права писать о рыбе и море. Почти любой из моих земляков знает о рыбах куда больше, чем я, — не в разы, а на порядки больше, и на порядки же больше имеет опыта. Но никто из них не пишет о том, о чем мне хотелось бы читать. Молчит и сама рыба. Поэтому говорить приходится мне».

Очень важное признание, точное замечание в последнем предложении. Для того, видимо, и дает природа разный дар разным людям. Несколько даров в одном человеке, как, например, у Александра Ферсмана, который, будучи глубоким ученым, мог писать о камнях настоящие «поэмы», — редкость.

У Василия Авченко есть большой литературный дар. Несколько лет назад он поразил читателей своей дебютной книгой «Правый руль», теперь, по словам автора предисловия Захара Прилепина, накрыл читателю «такой стол, что залюбуешься». (Прилепин, кстати, написал предисловие и к книге Алексея Коровашко.)

Между «Правым рулем» и «Кристаллом в прозрачной оправе» у Авченко был еще «Глобус Владивостока», который может стать помощником для понимания некоторых терминов, топонимов Владивостока и его окрестностей, встречающихся на страницах «Кристалла. ».

Новая книга увлекает, от нее сложно оторваться. От чтения первой части я отрывался два раза. Для того чтобы сбегать в магазин и купить сначала камбалу (правда, тихоокеанской не нашел, пришлось жарить атлантическую), а потом — на поиски иваси. Иваси в продаже нет. Объяснение я нашел у того же Василия Авченко:

«Ивась — одна из самых загадочных рыб нашего моря. Она берется ниоткуда и исчезает в никуда, причем никто не может сказать, чем вызваны ее приходы и уходы. В 1930 годы ивась в Японском море считался промысловой рыбой номер один. <. > В сороковые ивась пропал. <. > Следующий пассионарный взрыв пришелся на семидесятые. Добыча ивася вновь пошла на миллионы тонн. Специально под ивася на Дальнем Востоке строились целые флотилии и сети береговых заводов. Однако ивась исчез одновременно с Советским Союзом, и его промысел прекратился. На приморском побережье и сегодня в самых неожиданных местах натыкаешься на раскрошившиеся бетонные соты — солильные чаны. Мы не видели ивася около двадцати лет, пока в 2011-м он не появился вновь — на Сахалине, в Приморье. Откуда, почему? Я вдруг стал натыкаться на него, порядком подзабытого, на рынках. Вспомнил эти крапинки на боках, изящное тельце и вкус, который, казалось, навсегда остался там, в восьмидесятых. <. > Почему ивась вернулся? Сейчас ученые изучают его численность и решают, стоит ли возобновлять полномасштабный промысел. Пока склоняются к тому, что скорого возвращения „большого ивася“ ждать не стоит. Но, может, они ошибаются».

«Кристалл в прозрачной оправе», конечно, не беллетристика, не проза в привычном понимании, но и не этнография, не публицистика

В подобном духе Василий Авченко пишет о каждом жителе моря, дальневосточных рек и озер, о каждом виде камней. Цитировать хочется страницами, тем более что, хоть книгу и не назовешь в строгом смысле прозой, штришков художественности в ней множество.

«Схема запутанного токийского метро похожа на человеческий мозг в разрезе: не очень понятно, что к чему, но всё работает»; «. маленький городок — неожиданный букет пятиэтажек посреди тайги и сопок Сихотэ-Алиня»; «. Вернадский, увлеченный биограф самых коренных обитателей нашей планеты — химических элементов».

Порой автор явно провоцирует на спор. У меня как человека, родившегося и выросшего на берегу Верхнего Енисея, вызывает протест такое утверждение Авченко: «После моря — настоящего моря — любая пресная вода кажется разбавленной или прокисшей, как несвежее пиво». Тянет утверждать обратное; но я не бывал во Владивостоке, не нюхал Японского моря. Поэтому пока удержусь. Вот побываю и поспорю. Или соглашусь.

К сожалению, ближе к концу (а объем книги 350 страниц) наступает некоторое утомление. Наверное, не из-за того, что автор снижает градус повествования, иссякают интересные темы и детали. Нет, дело, по-моему, в том, что не хватает героя. Повествователь присутствует, он живой, ему есть что сказать, но. Неспроста читателю так важны сюжет, конфликт, персонажи. Пресловутые завязка, кульминация, развязка. «Кристалл в прозрачной оправе», конечно, не беллетристика, не проза в привычном понимании, но и не этнография, не публицистика.

Авченко, я уверен, может писать повести, рассказы, романы. И сюжеты у него имеются, и герои, интереснейшие типажи и образы. Думаю, он в конце концов рискнет оторваться от документализма, посмотрит на себя-повествователя иным взглядом.

О Дальнем Востоке мы из нынешней художественной литературы знаем крайне мало. А знать хочется. Потому, видимо, так встретили роман Виктора Ремизова «Воля вольная» — на ура. Наверняка, если бы действие этого романа происходило в Карелии или на Каспии, о нем говорили бы меньше. Дело не в экзотике, нет. Дело в расширении географии в нашей литературе.

Писателей во Владивостоке, Хабаровске, на Камчатке, Сахалине немало. Но, к сожалению, и пусть они на меня не обижаются, — эти писатели в основном регионального звучания. Причины этого у каждого автора свои. Но есть и общая — отдаленность от центральных издательств, журналов. Василию Авченко посчастливилось стать писателем общероссийским. И здесь напомню ему его же собственные слова: «Поэтому говорить приходится мне».

Да, Авченко не грех проникнуться мыслью, что он должен говорить в современной русской прозе о Дальнем Востоке и за Дальний Восток. Тем более что ему есть что сказать. Вот выдернутая из «Кристалла. » почти наугад основа для целого романа:

«Мы пришли сюда и освоили эту землю. Одновременно эта земля освоила нас. Мы ее русифицировали — она нас тихоокеанизировала. Мы думали, что подчинили землю себе — и не заметили, как она подчинила себе нас. Европейцы, живущие к востоку от Китая, мы частично стали азиатами. В силу маньчжурской природы и морского питания даже сама наша физиология, возможно, эволюционизирует в азиатском направлении, сохраняя вместе с тем базовые русские черты».

Много в этом абзаце? По-моему, — очень много. Целая вселенная обозначена, которую так хочется разглядеть подробно.

Рассказать друзьям
  • Дерсу Узала
  • Алексей Коровашко
  • Документалистика
  • Дальний Восток
  • Дмитрий Балашов
  • Василий Авченко
  • Проза
  • Захар Прилепин
  • Роман Сенчин
Рекомендуем тексты ?Леонид Юзефович: «Упорядочить чуждый мир, не совершая над ним ментального насилия» ?Майя Кучерская: «Движение от своего опыта к чужому» ?«Прошлым летом в Чулимске» Новогодние каникулы 2018 Другие материалы автора Хроника текущих событий от Арслана Хасавова До «Тихого Дона» ?Вместо полного метра Читать по теме ?Евгений Рудашевский о войне и афалинах

Евгений Рудашевский, автор «Здравствуй, брат мой Бзоу!», и обозреватель Rara Avis Алена Бондарева поговорили об Абхазии, дельфинах и войне.

?Книга жизни Михаила Тарковского

Прозаик Роман Сенчин о сибирской прозе Михаила Тарковского.

?Сергей Соловьев: «Мы себе не равны никогда»

Беседа Александра Чанцева и писателя, путешественника Сергея Соловьева.

Эксперты: Спецрепортаж — не документалистика!

Киновед Елена Строганова, режиссер-документалист Радик Кудояров и режиссер докфильмов и телепередач Александр Сидоров рассказали Жаннат Идрисовой о российской документалистике.

Еще рецензии ?Gogol, Tarantino, and gorilka

Ведущий обозреватель Rara Avis Александр Чанцев о книге Марины Ахмедовой, современных панночках и злокозненности бесов.

?Лицензии смыслов

Литературный критик Алена Бондарева о языковых экспериментах Андрея Бычкова и его эксгибиционистском романе.

?Литература для телезрителей

Литературный критик Сергей Морозов о «Десяти историях любви» Андрея Геласимова и новой сериальности в литературе.

?«Бунтари». Коллаж

Обозреватель Rara Avis Валерия Новокрещенова о шумной постановке Александра Молочникова и Пушкине на роликовых коньках.

Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.

Источник:

rara-rara.ru

Коллектив авторов Дальний Восток в городе Липецк

В представленном каталоге вы сможете найти Коллектив авторов Дальний Восток по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка производится в любой город России, например: Липецк, Курск, Ульяновск.