Каталог книг

Хлопецкий А.П. Монашеский скит

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

- Это - книга-откровение, которая при всей своей увлекательности оказывается настоящим помощником в обретении истиной Веры и оказывает огромную поддержку в нашей непростой жизни.- Соавтор книги - Патриарх Кирилл.- Рекомендовано к публикации/ Издательским Советом Русской Православной Церкви (номер Издательского Совета - ИС 11-109-0870)Герой книги приходит себя на берегу возле Афонского монастыря и понимает, что потерял память. Его подбирают монахи, и начинается удивительная полная откровений жизнь в монастыре. Быт монахов, их абсолютно разные судьбы...Герою предстоит пройти через многое, прежде чем наступит развязка этой истории.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Хлопецкий А. Монашеский скит Хлопецкий А. Монашеский скит 359 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Анатолий Хлопецкий Монашеский Скит Анатолий Хлопецкий Монашеский Скит 189 р. litres.ru В магазин >>
Хлопецкий А. Русский самурай. Книга 1. Становление Хлопецкий А. Русский самурай. Книга 1. Становление 59 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Шатер Green Glade Скит-2 Шатер Green Glade Скит-2 5020 р. mebelion.ru В магазин >>
Хлопецкий А. Возвращение самурая Хлопецкий А. Возвращение самурая 59 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Парамонова М. Марьин скит Парамонова М. Марьин скит 264 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Хлопецкий А. Прозрение. С беседами Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла Хлопецкий А. Прозрение. С беседами Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла 218 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Монашеский Скит скачать книгу Анатолия Хлопецкого: скачать бесплатно fb2, txt, epub, pdf, rtf и без регистрации

Книга: Монашеский Скит - Анатолий Хлопецкий

Город издания: Москва

Книга «Монашеский скит» – это приключенческий роман-притча о том, что в любой ситуации можно найти почву под ногами, все исправить и начать новую жизнь с Богом. Герой книги приходит себя на берегу возле Афонского монастыря и понимает, что потерял память. Его подбирают монахи, и начинается удивительная полная откровений жизнь в монастыре. Быт монахов, их абсолютно разные судьбы… Герою предстоит пройти через многое, прежде чем наступит развязка этой истории.

После ознакомления Вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения.

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги Комментарии

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Монашеский Скит

Монашеский Скит (А. П. Хлопецкий, 2016)

Книга «Монашеский скит» – это приключенческий роман-притча о том, что в любой ситуации можно найти почву под ногами, все исправить и начать новую жизнь с Богом. Герой книги приходит себя на берегу возле Афонского монастыря и понимает, что потерял память. Его подбирают монахи, и начинается удивительная полная откровений жизнь в монастыре. Быт монахов, их абсолютно разные судьбы… Герою предстоит пройти через многое, прежде чем наступит развязка этой истории.

Оглавление
  • От автора
  • О замысле
  • Не ведаю ни дня, ни часа…
  • И нарек его…
  • Разговор с Патриархом
  • Знаки Господни
  • Послужи ближним своим…
  • Грехи человеческие
  • Ищи и обрящешь

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Монашеский Скит (А. П. Хлопецкий, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

…человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца.

Я ощущал себя на маленьком островке – позади таилось темное настоящее, впереди маячило неизвестное будущее. Неизвестность угнетала и томила меня, а в ушах стояли слова отца Дорофея: «Тебе дано жить здесь и сейчас».

Что же они значили?

В один из дней я решил всерьез заняться изучением греческого языка, на котором свободно говорили мои собеседники. Отец Дорофей с охотою взялся помогать мне в столь непростом начинании, заодно сообщая Амвросию некоторые наиболее употребительные русские слова и выражения. Мы неустанно общались друг с другом, и результаты не замедлили явиться: вскоре я стал лучше понимать своего спасителя, а он – меня.

Когда языковые преграды перестали казаться столь непреодолимыми, я попросил наставников отыскать для меня полезное занятие, занимающее не только голову, но и руки. Амвросий предложил мне помогать ему в несложных хозяйственных делах. Мне требовалось взять на свое попечение заботы о нашем пропитании.

Так открылась еще одна маленькая «тайна» моего спасителя: неподалеку от источника, в котором мы брали воду, на полянке, окруженной плотными зарослями кустарника, отец Амвросий устроил небольшие посадки. Здесь были грядки с лечебными травами и цветами, тянулись к солнцу сочные стебли бобов, завязывала початки высокая кукуруза, на нескольких кустах вызревали помидоры, вились по крепким кольям виноградные лозы. Растения требовали ухода – тщательной прополки, полива, обрезки…

На подступавшем к полянке солнечном склоне, прикрывавшем ее от ветра, отец Амвросий устроил небольшое сушильное хозяйство. В расселины были вбиты колышки, через которые тянулись бечевки из мочала: здесь, подвешенные на перетяжки, сохли и вялились травы, рыба, прошлогодние виноградные гроздья и кукурузные початки.

Углядев деревянную дверцу в склоне горы, я догадался, что именно в этой скрытой пещерке Амвросий хранит припасы. В их пополнении, как я недавно убедился, принимал некоторое участие и отец Дорофей.

В мое распоряжение были отданы небольшая мотыга, лейка, покрытая ржавчиной от старости, и большие ножницы, используемые Амвросием в качестве секатора. Проводя по нескольку часов в день под палящим южным солнцем, я со всей ясностью осознал, что означает фраза: «В поте лица своего добывать хлеб свой» (см.: Быт. 3, 19). Но вместе с нелегким трудом мне были дарованы упоительные запахи мокрой после полива земли и нагретых солнцем пряных трав…

К вечеру на меня наваливалась блаженная усталость.

Как же здорово было вытянуть на жестком ложе ноющее от усталости тело!

Заменить Амвросия на небольшой делянке полностью мне не удавалось – он копался на грядках вместе со мной, за исключением тех дней, когда уходил – теперь его отлучки не являлись для меня тайной – в расположенные неподалеку русский и греческие монастыри.

Он готов был взять меня с собой, но мне не хотелось прибыть туда любопытствующим экскурсантом. Появиться там в ином качестве я не хотел.

Но обстоятельства сплелись в затейливый узор – и мне все-таки пришлось наведаться в гости к отцу Дорофею.

Однажды, возвращаясь с уловом, мы попали под нежданно налетевший шквал. Вымокшие и замерзшие, добрались мы в сумерках до дома. На рассвете меня разбудил хриплый надсадный кашель Амвросия. Окликнув его, я не услышал ответа. Когда я зажег свечу, мне удалось разглядеть лежавшего навзничь монаха. Его лихорадочные невидящие глаза изрядно испугали меня: я совершенно не знал, как ухаживать за больными!

Но вспомнил, как старец ухаживал за мной в недалеком прошлом, и принялся за дело.

Я разжег очаг и поставил котелок с водой на огонь. Затем сбегал в лощину и отыскал в пещерке мед, сушеный инжир и остатки красного вина в глиняной бутылке, заткнутой сухой кукурузной кочерыжкой. Из вина, меда и инжира я вскипятил крепкое варево, остатками вина из бутылки растер пылающее жаром тело Амвросия…

Я просидел около монаха до утра: поил его сваренным на меду питьем, менял на его голове прохладные мокрые тряпки, вытирал обильный пот. Суровые глаза святого с иконы, находившейся в изголовье больного, казалось, внимательно наблюдали за моими усилиями.

В какой-то момент, поддавшись порыву отчаяния, думая, что мое лечение не помогает, я несколько раз с мольбой перекрестился на икону. Не знаю, смилостивился ли взиравший на меня святой или просто кризис болезни миновал, но к следующему утру я почувствовал, что жар у Амвросия спал. Только тогда я позволил себе некоторую вольность – отдался сну, привалившись к краю постели старца.

Странный сон привиделся мне.

Незнакомая женщина наклонилась надо мной, и я, не помня ее, чувствовал, что ко мне пришла мама. Она подложила свою теплую ладонь под мою щеку и, поглаживая волосы, успокаивающе говорила: «Все будет хорошо… Ты ему теперь – травушки. Травушки и корешков… Дедушка твой до восьми десятков дожил, а все оттого, что каждый день перед обедом с молитвой из серебряной чарочки настойки на калгановом корне выпивал. Перекрестится и выпьет… Запомнил? На калга-а-ановом…» Голос ее стихал, отдалялся, и мама, постепенно расплываясь, обернулась туманом. Я хотел крикнуть, удержать ее – и не мог…

Проснулся я от оклика Амвросия.

Он полусидел, вглядываясь в меня измученными, но вполне ясными глазами. Отныне лечение Амвросия продолжилось под его собственным уверенным руководством. В ход пошли целебные травы и ароматные масла из таинственных пузыречков, хранящихся на полке в пещере. Одни масла следовало вдыхать, смешав их с кипящей водой; другие полагалось втирать в грудь и бока; третьи необходимо было пить, добавив несколько капель в отвар трав, сдобренных медом.

Амвросий пояснил, что готовит эти составы не только для себя: если кто-нибудь пожалует к нам и испросит лекарства, то я должен, по указаниям Амвросия, отмерить просящему того или иного снадобья. Приготовление лечебных отваров и смесей монах сопровождал произнесением молитв, но я в них особенно не вслушивался…

Когда Амвросию полегчало, он взялся объяснять мне свойства некоторых целебных смесей. С его помощью я стал понемногу разбираться в лекарских делах, научился исцелять несложные хвори – на уровне подручного деревенского врача.

Насчет калганового корня Амвросий не смог ничего рассказать – может, на сербском наречии он назывался иначе, а греческого названия этого растения старец не знал.

В моей памяти сохранилось значительное количество рецептов от Амвросия. В один из дней я поинтересовался: каким же образом делаются целебные масла из трав? Старец покачал головой и ответил, что дело это трудное и долгое, проще приобрести все необходимое в церковной лавке – к тому же там они уже освящены.

Почему это так важно – что «освящены», я тогда не понял. Лишь много позднее, когда я стал лучше понимать сербский и греческий языки, на которых Амвросий со мной объяснялся, и больше узнал о старце, он привел мне слова святого Николая Сербского, особо почитаемого на его родине: «Во всем огромном мире нет лекарства от болезни, которое могло отогнать болезнь и возвратить здравие без силы Божией, без присутствия Божия, без слова Божия… Спаситель есть чистый и благоуханный бальзам здравия, от которого бесноватые исцеляются, а больные становятся здоровыми».

Я запомнил это изречение, потому что именно с него началось выздоровление Амвросия.

Со временем травы и молитвы Амвросия отогнали от него болезнь. Вскоре он мог выходить из пещеры, подниматься в свою горную молельню. Монах не скрывал от меня ее существование, но и не звал с собою.

Но когда старец захотел совершить долгое путешествие в монастырскую библиотеку, я решительно собрался идти с ним: силы его восстановились далеко не полностью. Поразмыслив, он предложил мне взять на себя обязанности гребца и отправиться в монастырь морем, вдоль побережья. Я с охотою согласился.

И вот настал этот день.

Мы медленно, с передышками, побрели по каменистому пляжу к знакомой бухе, в которой Амвросий держал свою лодку. Шли молча, но во время одной из кратких остановок монах, отдышавшись, сказал:

– Видно, не зря Господь наслал на меня болезнь. Сам я, грешник, виноват…

– Да в чем же? – искренне изумился я.

– Мне следовало догадаться, что пришла пора вывести тебя из нашего уединения, – оно перестало быть тебе на пользу.

– Какая же тут связь?

– Волей-неволей пришлось, по моей слабости, взять тебя в провожатые. Если бы не хворь. Бог знает, когда бы я до этого додумался.

Я не стал возражать спутнику, но остаток пути размышлял над его словами.

Добравшись до бухты, мы столкнули лодку на воду и двинулись в путь. Амвросий вновь принялся учить меня искусству гребли. «Нужно стоять в лодке, вглядываясь вперед», – наставлял монах. Но мое тело и руки помнили иные приемы гребли, и я предпочел управляться с веслами по-своему.

Море было спокойно.

Через полчаса мы подплыли к широкой бухте, в глубине которой виднелись внушительные монастырские постройки. Над старинной невысокой стеной возвышалась звонница, виднелись многочисленные зеленые купола монастырских церквей.

Причалив, мы сошли на пирс.

В конце пологой береговой террасы, почти напротив ворот, стояло здание, к которому и направился Амвросий. На ходу он пояснил, что хочет устроить меня в монастырской гостинице, пока сам заглянет в библиотеку и сообщит отцу Дорофею о нашем прибытии.

Возле пирса я впервые увидел людей не в монашеских одеяниях: мужчин разных возрастов, стариков и мальчиков, говоривших на незнакомых мне языках. Порой в разноязыком говоре местных вспыхивали обрывки русских фраз, звучали отдельные слова на другом, вроде бы знакомом мне наречии.

– Англичане приехали, – вскользь заметил Амвросий. – Или американцы…

В гостинице нас встретил приветливый бородатый монах, усадивший меня и Амвросия за широкий стол в холле, рядом с несколькими посетителями. Спустя несколько минут монах принес нам по чашечке дымящегося кофе с виноградным лукумом и по стакану чистой холодной воды.

Устроив меня на отдых в келью с высокими потолками и глубокими оконными проемами, выходящими прямо на море, Амвросий ушел. Получасовая прогулка на свежем морском воздухе сморила меня, и даже крепкий кофе не придал желанного заряда бодрости.

Разбудил меня Амвросий, который пришел с известием о том, что отец Дорофей ждет нас. Родные стены, казалось, прибавили Амвросию сил. Несмотря на то, что старец совсем не отдыхал, выглядел и двигался он гораздо бодрее, чем в начале нашего путешествия.

В створке монастырских ворот хлопнула калитка, и мы оказались внутри. Мне показалось, что за массивными стенами властвовала тишина: не издавая звуков, степенно двигались монахи, и, словно подчиняясь общему благочинию, невольно понижали голоса и сдерживали жесты прибывшие сюда паломники. Даже морской ветер практически беззвучно шелестел листвой могучих деревьев…

Отец Дорофей принял нас в библиотеке. Я невольно подумал, насколько хорошо сочетается облик мудрого старца с книжными стеллажами под сводчатым потолком.

Во время непродолжительной беседы мы пришли к вопросу: не следует ли мне обратиться в российское консульство с заявлением о найденном русском человеке, потерявшем память? Я с радостью ухватился за эту мысль, но отец Дорофей привел несколько доводов, которые охладили мой пыл. Во-первых, не стало Советского Союза, а владение русским языком отнюдь не означает, что я – российский подданный. Во-вторых, мое прошлое покрыто густым туманом: не повредит ли мне возвращение на родину и разыскная суета, которая, несомненно, начнется?

Ясного ответа на эти вопросы мы не нашли, а потому решили повременить с обращением к консулу.

– Конечно, – сказал отец Дорофей, – если на тебе, сын мой, лежит неведомый тяжкий грех, то необходимо вернуться и понести за него наказание. Кто знает, может быть, именно для этого креста ты избежал смерти, но беспамятство твое – несомненный знак Господень и Его Промысел. Обычно, если кто-то хочет что-либо предпринять, он должен молиться: «Матерь Божия, устрой все так, как Ты Сама сочтешь нужным и полезным». Почувствовав сердцем волю Божию, необходимо соответственно и поступать. Иногда все устраивается совершенно иначе, чем задумывал человек, но всегда намного лучше, чем можно было представить.

В завершение нашей беседы я выяснил, что Амвросий вскоре отправится обратно, мне же отец Дорофей предложил погостить в монастыре.

Сколь ни заманчивым было предложение, я не мог согласиться: Амвросий нуждался в моей помощи, и я с трудом мог представить, как он справится на обратном пути с веслами.

– В Писании сказано: делами человек оправдан будет, – согласился отец Дорофей, но взял с меня слово, что я непременно наведаюсь в монастырь.

Всю обратную дорогу мы провели в молчании. Не знаю, о чем размышлял Амвросий, я же снова и снова обдумывал нашу беседу с отцом Дорофеем, переживая заново все увиденное в монастыре. Перед отъездом отец Дорофей провел нас по соборам, показал наиболее почитаемые иконы, поведал связанные с каждой из них легенды и предания.

– Вот образ Покрова, – произнес он, подходя к одной из икон, – славен тем, что в праздник Покрова один из наших братии увидел при этой иконе во время бдения саму Матерь Божию. Она держала покров радужного цвета, усыпанный золотыми крестиками, внимала молитвам и Сама молилась о величающих Ее и молящихся Ей. Ее благодатное присутствие ощущали все в соборе, и даже двенадцатичасовая служба не казалась утомительной, а была наполнена неземною радостью.

Свидетельства чудотворности отец Дорофей приводил почти о каждой из икон этого собора и других монастырей Афона.

Амвросий обращался к святым образам с поклоном и молитвой, крестился, преклонял колени. Я же внимательно слушал нашего проводника, всматривался в старинную иконопись, задумывался о безымянных мастерах, писавших эти лики.

Неведомое чувство испытывал я, приближаясь к святым мощам и чудотворным иконам…

Отец Дорофей внимательно поглядывал на меня. Когда мы оказались на монастырском дворе, он произнес:

– Один паломник из России, побывавший у нас, написал так: «…если вы придете к святыням, как туристы – вы ничего не унесете с собой, ничего не почувствуете. Только взглянете на них и воскликнете: «Какой изящный ковчег у мощей! Взгляните, как чудесно написана эта икона! Неужели VIII век? Ах, какая сохранность!» Но через несколько дней вы забудете обо всем. Уедете такими же, какими сюда приехали. Если вы действительно хотите понять и ощутить силу чудотворной иконы, то молитесь перед ней Господу. Молитесь просто, без словесных хитросплетений и пустых восклицаний. Молитесь о том, что у вас на сердце, попытайтесь познать, почему оно столь мучительно болит. Молитесь об избавлении от греховных привычек, с которыми не можете совладать, о вразумлении в сложных обстоятельствах, о защите от злобы враждебных к вам людей, о помощи родным и близким, об исцелении болезней и обо всем том, что подскажут ваше сердце и совесть. Только молитесь! И тогда вы поймете, что есть чудотворная икона. Это невозможно описать словами – это надо почувствовать… Божественная сила, изливаясь через святыню, пронизывая насквозь душу и тело, омоет вас. Подобно речным струям, из которых человек никогда не выходит прежним… Люди меняются и становятся лучше».

Я часто вспоминал слова отца Дорофея, пытался разобраться в собственных ощущениях. Я понял – к молитве меня не тянет.

Но ни уединенность нашего с Амвросием убежища, ни одинокий труд на земле среди благоухающей зелени, ни бесконечный морской простор, ни великолепная звездная россыпь в небе не давали мне такого безмятежного душевного покоя, какой я ощутил, оказавшись в монастыре! Даже вопросы, касавшиеся моего неведомого прошлого, на время оставили меня. За монастырскими стенами таился совершенно иной, неведомый мне прежде, ритм жизни, и он, помимо моей воли, притягивал меня…

Мы причалили к нашему берегу. Амвросий, стараясь сохранить настроение, охватившее нас после посещения монастыря, не пошел к месту ночлега, а свернул в горы и побрел прямиком к тропе, ведущей в молитвенную келью, жестом позвав меня за собою.

И я ощутил непреодолимое желание последовать за ним.

Сделав несколько шагов по камням, еще хранившим дневное тепло, ощущаемое через тонкие подошвы сандалий, я споткнулся. В первое мгновение я подумал, что не заметил толстый корень склонившегося над тропинкой дерева. Но это был не корень. Я едва успел отпрянуть, когда прямо передо мной взвилась пружинистая, готовая к броску, раздраженно шипящая змея.

Амвросий в один прыжок преодолел разделявшее нас расстояние. Пока моя рука судорожно нащупывала палку или хотя бы камень, монах схватил меня за плечо и сильным движением оттолкнул в сторону. Обезопасив меня, старец замер на месте и стал внимательно смотреть на змею Так прошло несколько секунд, показавшихся мне вечностью…

Вдруг мощное тело змеи опало, и она, извиваясь, исчезла в россыпи камней.

– Что ты ей сказал, Амвросий? – шутливо спросил я, улыбаясь непослушными губами.

– Лишь то, что мы не желаем ей зла и всякая тварь благословенна Господом, – ответил Амвросий, и… мне показалось, что он не шутил.

Мы продолжили путь по горной тропинке. На полпути Амвросий, обернувшись, произнес:

– Тебе повстречался полоз – разновидность ужа. Их полно у меня на родине. Он безвреден, да и ты напугал его не меньше, чем он тебя. Вот если бы ты споткнулся о рогатую гадюку… Они тоже водятся в здешних местах.

– Ты и тогда не позволил бы мне схватить палку?

– Разве ты поторопился бы убить существо, виноватое только в том, что оно от тебя оборонялось?

Мне хотелось возразить: «А если бы она меня ужалила?»

Но слова эти казались наивными и детскими, и я промолчал.

Но идти дальше мне расхотелось.

– Ты возвращаешься? – спросил Амвросий, когда я повернул назад. В голосе его звучало искреннее сожаление. – Ну что же… Я буду молиться за тебя.

Я побрел в обратном направлении, внимательно приглядываясь не только к корням, но даже к теням веток на дороге, которые старательно обходил.

«Что это было?» – спрашивал я самого себя. После разговоров с монахами все окружающее казалось исполненным непонятных знаков и предзнаменований. Я вернулся, испугавшись безобидного полоза. Может быть, неведомые силы не хотели, чтобы я добрался до кельи? «Или ты просто пока не готов прийти туда», – подсказал мне внутренний голос. После некоторого раздумья я согласился с явившимся мне подсказчиком.

Рано мне молиться с Амвросием в его келье…

А вдруг это враг человеческий в образе змеи пожелал смутить меня?! Я же – поддался ему: испугался и повернул назад…

Наверняка Амвросий мог бы все разъяснить, но гордыня помешала мне заговорить с ним. Я настойчиво уверял себя, что свои проблемы должен решать самостоятельно.

Много времени должно было пройти, прежде чем я понял, что напрасно сомневался. Господь услышал и принял бы молитву, идущую от сердца, где бы она ни прозвучала: в соборе перед святыми чудотворными иконами, в келье отца Амвросия, в ладье посреди моря или на горной тропе, где встретился мне полоз. Но, даже испугавшись змеи, я не воззвал к Господу, истолковал происшедшее по-своему и повернул вспять – к своим безответным вопросам, к своим сомнениям…

Снова не услышал, как Спаситель стучится в мое сердце!

Значит, не ожила пока моя душа, не пришел конец испытаниям.

Оглавление
  • От автора
  • О замысле
  • Не ведаю ни дня, ни часа…
  • И нарек его…
  • Разговор с Патриархом
  • Знаки Господни
  • Послужи ближним своим…
  • Грехи человеческие
  • Ищи и обрящешь

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Монашеский Скит (А. П. Хлопецкий, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Источник:

kartaslov.ru

Хлопецкий А

МОНАШЕСКИЙ СКИТ

Год издания: 2015

Книга «Монашеский скит» — это приключенческий роман-притча о том, что в любой ситуации можно найти почву под ногами, все исправить и начать новую жизнь с Богом. Герой книги приходит себя на берегу возле Афонского монастыря и понимает, что потерял память. Его подбирают монахи, и начинается удивительная полная откровений жизнь в монастыре. Быт монахов, их абсолютно разные судьбы. Герою предстоит пройти через многое, прежде чем наступит развязка этой истории. В сюжет книги вплетены реальные слова Святейшего Патриарха Кирилла, который, без излишнего морализаторства, удивительно точно и умно высказывается о том, с чем мы каждый день сталкиваемся в повседневной жизни. О том, как вести себя в сложных ситуациях, как опереться на Веру. Поскольку само повествование захватывает с самой первой страницы, все слова Патриарха также воспринимаются очень легко и живо. Они сразу ложатся на сердце, получается настоящий задушевный разговор. Это – книга-откровение, которая при всей своей увлекательности оказывается настоящим помощником в обретении истиной Веры и оказывает огромную поддержку в нашей непростой жизни.

Источник:

www.infanata.info

Анатолий Хлопецкий - Монашеский Скит

Анатолий Хлопецкий - Монашеский Скит

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Монашеский Скит"

Описание и краткое содержание "Монашеский Скит" читать бесплатно онлайн.

Хлопецкий Анатолий Петрович

Выражаю признательность людям, которые были рядом со мной, поддерживали и помогали в написании этой книги.

Спасибо Надежде Зверевой; конечно же, моей семье – жене Алёне, детям Саше, Вове, Владу, Анастасии и Анфисе за комфорт и веру.

Спасибо афонским братьям, живущим на Святой горе Афон и в миру, днём и ночью возносящим молитвы за мир и духовное просветление всего человечества.

Оглядываясь назад, на то время, когда замысел книги только зрел в голове, я понимаю, какой длинный путь прошел.

Мой герой – совершенно обычный человек, он не вершитель судеб, не наделен набором исключительных положительных качеств. Он – как вы, как я – имеет недостатки, загружен заботами.

Но в один миг весь привычный уклад жизни этого человека рушится, разлетается на мелкие осколки – больше нет работы, семьи, друзей. Нет дома! Память – словно не тронутый чернилами лист, а вокруг – монастырские стены и монахи в черных одеяниях со своим неприхотливым укладом жизни…

Я намеренно поставил героя в такие условия – отправил его практически в другую реальность, заново учиться обыденным вещам, заново познавать жизнь. Мне было важно понять: как под бременем обстоятельств начнет меняться человек? О чем он будет думать, какие сомнения станут его одолевать, в конце концов, сумеет ли он впустить в свое сердце Бога? А затем, вернувшись в социум, в обыденной обстановке, не забудет ли он полученные знания, не откажется от них как от лишнего груза за плечами?

Жизнь моего героя, пропустившего через свое сердце Божественные истины, не была легкой и беззаботной: каждый день преподносил новые трудности, соблазны сыпались на его голову крупным градом. Не скрою, в некоторые моменты человек был готов поддаться обстоятельствам, был близок к полнейшему отчаянию, мог замкнуться в себе, сбиться с пути.

Но не сделал этого, не отказался от духовных благ в пользу материального великолепия.

Мог ли он избрать другой путь?

Теперь, когда в повествовании поставлена точка, я смело могу сказать, что иначе произойти не могло. Поколебать мою уверенность невозможно – человек, открывшийся Богу, приобретает неимоверно ценный дар. Стойкость – то редкое качество, когда невзгоды не могут тебя огорошить, ввести в заблуждение или депрессию. Ибо внутри нет смятения – ты знаешь, в каком направлении следует идти, и готов дать ответ на самый каверзный вопрос!

Многие люди недовольны своим положением. Они пребывают в постоянном поиске, всегда в движении и никак не могут остановиться, осмыслить происходящее. Ловцы удачи – так они называют себя. Таким «ловцом» был мой герой, пока в его жизни не произошли кардинальные перемены.

Но сперва был сильный толчок – потеря памяти и последующее пробуждение на святой земле. Так случилось на страницах книги, так подчас происходит в жизни: человек, оказавшийся в неожиданной ситуации, под давлением нового ищет опору.

Такой опорой и является вера, которая пронзает сердце насквозь, открывает человека с ранее неведомых сторон.

У каждого есть свое мнение, своя точка зрения.

Но откройте следующую страницу, начните читать!

Эта книга – как возможность сделать паузу, вырваться из суеты будней, заглянуть за горизонт, где есть жизнь другая, – вроде бы смутно знакомая, но все-таки совершенно другая.

Обратился я Сердцем моим к тому, чтобы узнать, исследовать и изыскать мудрость и разум и познать нечестие глупости, невежества и безумия…

Мне кажется, ни один автор, будучи честным и искренним перед собой и читателями, не сможет сказать, когда у него окончательно оформился замысел новой книги…

Стремительно кружатся мысли, являются новые идеи. Они сменяют друг друга с головокружительной скоростью, удержать их невозможно. Нужно наловчиться вовремя переносить их на бумагу, иначе – забудутся. Или сесть за работу – написать несколько слов, предложений, страниц, и тогда бушующий поток мыслей удивительным образом выстроится в нечто связное, целостное.

Можно определить событие, подтолкнувшее автора взяться за работу над задумкой, которая овладела всеми помыслами. Чаще всего такой толчок и называют люди пишущие замыслом новой книги.

Меня подтолкнула встреча. Именно она положила начало работе над книгой. Встреча с будущим героем повествования…

Время переосмыслений прошлого и размышлений о жизни будущей неожиданно. Оно не высылает предварительных уведомлений, не стучится в дверь. Просто обрушивается устрашающей лавиной, за несколько секунд уничтожая годами выстраиваемый уклад привычного бытия. Приходит пора отвечать на вопросы, по большому счету ответов не имеющие. «Правильно ли ты живешь? Как жить дальше?»неустанно вопрошает голос внутренний, донельзя правильный, справедливый и совестливый…

В поисках ответов я добрался до места, куда с насущными вопросами приходили и будут приходить десятки, быть может, сотни тысяч паломников – на Святую Афонскую гору. Для христианского мира Святая гора Афон имеет исключительное значение: она находится под особым попечением Пречистой Божией Матери, просветившей когда-то языческий край Христовой Истиной…

И воздух там иной, сладостный и успокаивающий, словно пропитанный целительным раствором. И люди там иные, открытые и радушные, сумевшие освободиться от тяжеленных, сплетающих по рукам и ногам оков. И думы там иные, желанные и безмятежные, словно прошедшие тщательный отсев.

На Святой горе Афон находили пристанище люди, стремящиеся путем молитвы и поста, вдали от мирских искушений, достигнуть нравственного совершенства. На Афоне забывались невзгоды и бедствия, рождалась любовь к Богу и ближним своим. Многие сотни лет обитали на Святой горе тысячи православных иноков-отшельников. Отличаласиь они ясностьью ума и особой духовностью. И поныне среди иноков можно встретить выдающихся подвижников Божиих, одна встреча с которыми способна изменить к лучшему все течение жизни погрязшего в мирской суете человека…

Он говорит что-то здравое, полезное. Внимательно вслушиваешься в его речи, стараешься не пропустить самое важное, моргнуть остерегаешься. И вдруг озарение – ничего нового он не скажет, не раскроет тайну всего сущего. Тем не менее внутри все переворачивается, рвется в клочья, тоска штурмует сердце. И наконец понимаешь: ведь могла иначе жизнь сложиться, не пропустил бы нужный поворот, не переступил бы через ступеньку…

Я искал перемен. Именно поэтому встреча с афонским старцем, отцом Дорофеем, действительно имела столь большое значение для всей моей дальнейшей жизни.

Никогда не забыть мне первого впечатления. Спокойный, вдумчивый, сухощавый, с худым аскетическим лицом, обрамленным белыми, как лунь, волосами и такой же белой бородой. На строгом лице – лучистые, ясные, голубые глаза. Он взглянул на меня, его лицо озарила ласковая улыбка, и моя невольная робость тут же исчезла, появилось чувство безграничного доверия.

Вскоре я убедился в необыкновенности отца Дорофея. Душевная чистота, непоколебимая, горячая вера в Господа сочетались в нем с подлинной добротой и любовью к людям. При всей строгости к себе он, обладая огромной силой нравственного влияния, был снисходителен и терпелив к окружающим. Он привлекал людей своими душевными качествами – неизменной уравновешенностью, сияющей ясностью духа, кротостью и терпением. При встрече с отцом Дорофеем вспоминались слова преподобного Серафима Саровского:

«Стяжи мир своей душе, и вокруг тебя спасутся тысячи».

Отец Дорофей стал на Афоне моим духовным наставником. Я бывал в его келье, радовался возможности беседовать с ним о духовных вопросах, частенько казавшихся неразрешимыми…

Разговоры обо всем на свете. О вещах обыденных, кажущихся элементарными и одновременно сложными. Разговоры спасительные. Их ищут души заблудшие, утратившие всяческие ориентиры. Разговоры воскрешающие. И заблещет огонек, и вернется смысл, и распрямятся плечи…

Однажды, когда я неспешно прогуливался по монастырскому двору, из кельи отца Дорофея вышел человек, видимо, только что исповедовавшийся старцу. По поникшему, растерянному выражению его лица я понял, что душа человека сильно потрясена. Он ищет собеседника, желает поделиться своими сомнениями и раздумьями.

Мы познакомились, заговорили. Сначала на темы нейтральные, как всегда это бывает при первом знакомстве. Оказалось, он приехал из России, а пожаловал к отцу Дорофею с намерением посвятить себя монашескому служению.

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Монашеский Скит"

Книги похожие на "Монашеский Скит" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Анатолий Хлопецкий

Анатолий Хлопецкий - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Анатолий Хлопецкий - Монашеский Скит"

Отзывы читателей о книге "Монашеский Скит", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Хлопецкий А.П. Монашеский скит в городе Ярославль

В этом интернет каталоге вы сможете найти Хлопецкий А.П. Монашеский скит по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить иные предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара выполняется в любой город РФ, например: Ярославль, Челябинск, Пермь.