Каталог книг

Андрей Писателев В городе из нарисованных слов…

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Это занимательная история о творческих людях, которые живут в городе, томящемся в дождях и сырых солнечных бликах, в городе, в котором идеи превращаются в мечты, а мечты – в воспоминания, в городе, где ни один человек не выполняет своих обещаний, в городе из нарисованных слов…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Андрей Писателев В городе из нарисованных слов… Андрей Писателев В городе из нарисованных слов… 150 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Мартьянов Камень желаний Андрей Мартьянов Камень желаний 44.95 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Болотов Честохвал Андрей Болотов Честохвал 0 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Акимович Иванов О рациональной передаче греческих и латинских слов в русской речи и в письме Андрей Акимович Иванов О рациональной передаче греческих и латинских слов в русской речи и в письме 0 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Писателев Будущее, которого нет… Андрей Писателев Будущее, которого нет… 80 р. litres.ru В магазин >>
Творческий коллектив программы «Собрание слов» Большое интервью Андрея Геласимова Творческий коллектив программы «Собрание слов» Большое интервью Андрея Геласимова 49 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Иоанн Романовский-Коломиецинг 300 СЛОВ identic.-одинак.-ов(=of) русских=english natural-ных. Занимательная единость Андрей Иоанн Романовский-Коломиецинг 300 СЛОВ identic.-одинак.-ов(=of) русских=english natural-ных. Занимательная единость 6 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать В городе из нарисованных слов… - Писателев Андрей - Страница 1

Андрей Писателев В городе из нарисованных слов…

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 099
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 742

В городе из нарисованных слов…

Человеку, который сдержал свое обещание…!

© Андрей Писателев, 2016

© Степан Степанович Ляхов, иллюстрации, 2016

© Ольга Викторовна Нешпоренко, иллюстрации, 2016

Редактор Роман Николаевич Скидан

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Эта история произошла или вовсе и не происходила очень давно или совсем недавно.

Шел обычный июльский дождь…. Пресный воздух наполнился влагой до такой степени, что хотелось проткнуть его, иголкой, чтобы освободить от воды. Очередной неправильный день не предвещал людям удачу или наоборот. Капли спускались вниз прямо из серого облака, им не было больно разбиваться об теплый асфальт, об чьи-то ботинки, о мысли задумчивых прохожих. Кто-то промокнет, скажите вы. Ну и пусть…. Зачем нужен тогда дождь, если все останутся сухими? Он тоже так подумал. Кто этот «он», спросите вы. Главный герой? Не знаю, можно ли его едва считать таковым, но, все же, именно он решил выйти на улицу именно в этот день именно в тот момент, когда шел именно этот июльский дождь.

Его звали… Музыкант. Никто никогда не спрашивал его имени, люди просто жили с ним по соседству, здоровались, иногда даже интересовались здоровьем, но только из вежливости. А о нем знали только то, что он сидит целыми днями дома и сочиняет музыку. На каком инструменте он играл, спросите вы? Сказать трудно. Он был очень беден, и никаких инструментов у него дома не было. Всю свою музыку он сочинял в голове, а после старался записать ее в нотную тетрадь, если не успевал забыть. Но единственное что, в его голове она звучала, приблизительно, но так же, как звучит рояль. Он мечтал сочинить такую музыку, которая смогла бы понравиться всем людям, а он смог бы стать знаменитым и богатым и, наконец, купить себе инструменты.

Он вышел на улицу без зонта и страха промокнуть. Ему хотелось прочувствовать эту мелодию дождя на самом себе. Хотелось увидеть какую-то историю в сегодняшнем дне. Все предшествовавшие его великие музыканты вкладывали в свои произведения какие-то невидимые истории, которые человек при прослушивании должен был угадать. Как он позже заметил, истории у каждого человека на одну и ту же композицию рождаются разные, так как у каждого свои ассоциации и свои мечты, свое восприятие и свой вкус. Тем не менее, он тоже хотел стать великим, а по сему, никакой дождь ему не был страшен. Именно сегодня он сам себе пообещал придумать удивительную мелодию!

Открыв двери своей деревянной калитки и сделав первый шаг на брущатчатую улочку, выложенную из камней, как в Венеции, сам он, конечно же, никогда там не был, но ему определенно казалось что там именно такие улицы, он сразу же вступил в небольшую, но глубокую лужу. Старенький и не совсем целый от времени туфель потихоньку заполнился мутной на вид и холодной на ощущения дождевой водой.

– Видимо, наудачу! – Все с той же уверенностью сказал сам себе музыкант, скрипнул дверью и направился не спеша по улице….

Мимо него пробегали люди, вопросительно оглядывались на пока что еще сухого музыканта и смеялись от того, что дождь щекочет их кожу. Его черное кашемировое осеннее не по сезону пальто пригодилось ему кстати. В нем было не так холодно, хоть и было лето. Каждый шаг он делал очень спокойно, чем-то даже стараясь походить на облако, плывущее над ним. Он не знал, куда ему следовало идти в такую погоду. Казалось, для такой мелодии это должно быть такое удивительное место, такое не повседневное, что он решил отправиться в одно небольшое и не популярное заведение, которое попадалось ему на глаза не раз, но так и не хватало уверенности зайти туда.

Он повернул налево и пошел прямо, далее немного наискосок от старой колокольни, вверх по ступеням, где обычно торгуют цветами на выходных, и вдоль аллеи направо никуда не сворачивая. Он был в таком приподнятом настроении, что если бы он шел с кем-то, то сказал бы: «Обязательно запомните эту дорогу, когда в следующий раз захотите прийти в это удивительное место без меня». Но никого не было рядом, только маленький мальчик, лет шести, пробежал мимо него с мячом в руках и весь измазюканный глиной. От чего он немного улыбнулся.

Наконец-то он подошел к тому самому месту. Это было маленькое уютное непримечательное кафе, зажатое с двух сторон среди женского обувного магазина и администрацией городского управителя. Дамы, делающие себе приятно в обувном магазине справа, путем приобретения товаров, вовсе не отвлекаются на такие заведения, потому, что у них и так слишком сильно развито в такие моменты чувство поглощения. А у господ, заседающих слева, и так возникает желание закрыть это заведение и открыть вместо него что-нибудь свое приносящее доход. Тем не менее, оно все еще работало даже в такую погоду. Название этого кафе было сложно прочесть. Дело в том, что над навесом были установлены три буквы, которые соединялись в слово «ТРИ», а все следующее слово, состоящее из четырех букв – отсутствовало, были только дырочки на их месте. Но даже по ним нельзя было прочитать его название. Поэтому каждый посетитель додумывал свои: кто-то предполагал, что это «ТРИ ПИВА»; кто-то, что «ТРИ РАЗА»; а кто-то следом охотно шутил, что это «ТРИ ПИВА ТРИ РАЗА»! Кто-то утверждал, что это вовсе не слово «ТРИ», а аббревиатура – Таверна Ричарда Итхе, кто был таков Ричард Итхе, вопроса не возникало, именно поэтому это кафе считалось удивительным. Даже сам хозяин этого заведения затруднялся сказать, что же за буквы там были изначально, пропали они давно, а по названию это кафе никто и не знал. Все просто называли его «ТРЁШКА», как бы покашливая при этом. Сам же музыкант считал, что это было «ТРИ НОТЫ».

Стулья и столы, сделанные из деревянного переплета, стояли прямо под навесом на улице, всегда, даже в холодную погоду. Музыкант присел на самый передний стул за одиноким столиком. Отсюда открывался прелестный вид…. Сонный в такую погоду, но ответственный официант получил от него заказ – чашечку кофе.

– Сию минуту. – Послышалось в ответ.

Ему хотелось соблюсти все обряды, которые, скорее всего, делали его великие предшествующие его коллеги. Официант был точен в движениях, но не во времени, кофе было принесено минут через пятнадцать и поставлено одним точным движением на середину стола и прокручено по часовой стрелке так, чтобы ушко было прямо под правую руку посетителя. Но в одно мгновение официант увидел у него за пазухой краюшек нотной тетради и, решив, что он может быть левшей, подвинул ушко чашки в обратную сторону так, что оно стало прямо посередине между левой и правой рукой. Музыкант заметил этот момент и улыбнулся, но внутри, дабы не смутить его.

Он сделал небольшой глоточек еще слишком горячего кофе и выложил на стол из внутреннего кармана нотную тетрадь и карандаш. У него было одно правило: не браться за карандаш до тех пор, пока мысль не заблудиться в своем ходе, иначе он считал, что можно спугнуть ее зарождение. И вот он сидел за своим столом и наблюдал за тем, что происходит вокруг него. Чтобы себя не выдать он взялся двумя пальцами за ушко чашечки того самого припоздалого кофе, который еще не остыл.

В его взор попало сразу же множество людей, суетившихся в поисках сухого убежища. Они создавали такой ритм, что голова шла кругом, и нельзя было сосредоточиться на чем-то одном. Он искал, глазами и только лишь, искал тот момент, который породит в нем что-то особенное, искал ту частицу повседневности, которая не попадает под взгляд обычных людей. Капли падали с неровных крыш беспорядочно, без всякого рода ритмичности – нет, не то. Гражданин в деловом костюме, с поднятым над головой таким же деловым портфелем – нет, не он. Смотрящая в окно на мокрых людей прищуриным взглядом сухая и спокойная кошка – она всегда там сидит, даже, когда окно открыто и нет дождя. Он начал водить пальцами по боковой части блюдечка: вперед – назад…, вперед – назад. Плавные движения породили в нем желание делать так все время. Музыкант заметил машину, стоящую левее от входа в магазин женской обуви, точнее говоря не машину, а под машиной. Там лежала желтая и немного дворовая собаченка, спала долгое время, а на ее левое ухо падали капли, стекающие с выхлопной трубы. В них было что-то повторяющееся – «трынь…»…., через секунду еще раз также – «трынь…», и сразу же после этого с бампера упала еще одна собаке на хвост, только грустнее – «трын…», и так же через секунду еще раз – «трын…». Стоп! Точно ли? И опять только – «трынь…», и опять «трынь…», а потом снова с бампера в более низкий тон – «трын…»…, «трын…». Он схватил карандаш и где-то посередине нотных линий, не сначала, записал только что увиденное.

Источник:

www.litmir.me

В городе из нарисованных слов…

В городе из нарисованных слов… (Андрей Писателев)

Это занимательная история о творческих людях, которые живут в городе, томящемся в дождях и сырых солнечных бликах, в городе, в котором идеи превращаются в мечты, а мечты – в воспоминания, в городе, где ни один человек не выполняет своих обещаний, в городе из нарисованных слов…

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В городе из нарисованных слов… (Андрей Писателев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Он решил ехать к ней…. Пройдя турникет и удивив контролера отсутствием багажа, он протянул свой паспорт проводнице дальнего следования. Та посмотрела на фото, потом таким взглядом, не выражающим ничего, на него, потом опять на фото. Почесала языком внутреннюю часть зубов, что почти никак не было заметно.

– Влюбленный Парень? – Произнесла она то, что было написано в паспорте.

– Проходите, ваше место номер 27. – И вручила ему паспорт обратно.

Он сел возле окна, приоткрыл запыленные от времени шторы и подпер подбородок двумя руками, терпеливо ожидая отправления. Нежные светлые от вечернего солнца пушки, слетевшие с перезревших соцветий чертополоха, пролетали мимо в сторону, куда должен был отправиться поезд с минуты на минуту. Он не знал, ждет ли она его или нет, просто сел и поехал. Влюбленный парень ехал к той, которой не существует. Ее нет по настоящему, но ему настолько сильно верилось, что она есть, что он просто купил билет и поехал. Он думал, что где-то существует его та Единственная, которая его ждет и которую он когда-нибудь встретит. Но, не дождавшись этого момента, когда он встретит ее где-то на улице, решил поехать к ней сам. Многие из его поклонниц, практически все, его вовсе не интересовали, потому что они не были его единственной, как та, к которой он ехал, хотя бы потому, что единственная никогда тебя не обманет и не бросит….

Почему он поехал именно в этот город? Наверное, потому что он никогда раньше не бывал в Городе из Нарисованных Слов, а, следовательно, раз он ее никогда раньше не видел – она была там.

Уже темнело…. Из окна, проносясь, освещал его полные надежды глаза желтый бумажный свет. А он все ехал и ему нравилось. В голове у него рождались уже какие-то диалоги, начальные фразы, шутки, которые он всегда старался придумать заранее. Он думал, что лучше делать с руками: засунуть их в карманы и выглядеть немного вальяжным, или держать их за спиной и казаться сдержанным? С той мыслью он и заснул….

Первым делом, когда он проснулся, влюбленный парень заметил, что поезд не качается, за окном уже светло и людей в вагоне нет. Он проехал свою остановку, так как проводник обещал разбудить его, когда они будут проезжать центральную станцию. Где-то на окраине города, на станции, где еще сохранились фонари старого образца, такие шестигранной формы, невысокие, подвешенные на цепи к столбам, он стоял и наблюдал за работой железнодорожников. Он думал о том, что любой город для приезжего начинается с вокзала, поэтому о городе можно много чего узнать прямо по прибытию. Конечно, скажите вы, вокзалы все одинаковые: рельсы, вагонные составы, громкоговоритель на столбе, подземные переходы. Но можно увидеть много чего невидимого, то, что не заметно на первый взгляд, и то, что мы никогда не принимаем во внимание. Например, улыбаются ли люди на этом вокзале или нет – этим выражается общее настроение города; встречаете ли вы переходных музыкантов в подземном переходе – насколько этот город творческий или строгий; спросить у кого-нибудь на вокзале, даже если вы знаете дорогу, как проехать куда-нибудь – таким образом, вы сможете судить, сколько приезжих в этом городе. Но наш Влюбленный парень не стал ничего этого делать. Он не стал знакомиться с городом, тем более таким путем, ему не терпелось скорее приехать в центр. Туда, где больше людей. Он сразу же помчался на автобусную станцию.

Автобуса не было где-то минут десять, но он продолжал стоять и ждать. Был еще и другой автобус, который так же ехал в центр и отправлялся с другой станции неподалеку. Но он знал, что как только он пойдет на другую станцию, то автобус сразу же приедет на первую, а на другой станции начнутся задержки. Поэтому он ждал, переминаясь с ноги на ногу и постоянно оглядываясь по сторонам, то засовывая руки в карманы своих джинсов, то складывая их за спиной.

Наконец его терпение оправдалось, и он увенчал себя сидячим местом возле окошка в автобусе номер 14. Кондуктор принял из его рук определенное количество денег и вручил без всякого интереса надорванный билетик, добавив: «Сейчас принесу сдачу», – и удалилась. В автобусе играла какая-то старая музыка, ничего не подымающая в душах пассажиров кроме воспоминаний. Влюбленный парень вглядывался в лица обгоняемых ими людей, пропуская при этом всю ту красоту города, которая по-настоящему с первого взгляда поражает приезжих, и которая уже так давно приелась местным жителям. Не замечал стеклянные арки над входами в тихие и уютные дворы, не замечал маленьких симметрично расположенных окошек в подвальных помещениях и на чердаках многих зданий, сделанных в стиле местного столяра Бороды, который намеренно оставляет завитушки на брусках для окон, как бороды. Он так же просто пропустил мимо своих глаз замечательный Мост Откровений, названный так из-за своей длинны и невысокого расположения над водой, отражение в которой любого пешехода заставит быть откровенным даже с самим собой.

Люди заходили, оплачивали проезд и бездумно проходили вглубь автобуса, где было больше свободных мест. Они ничем не интересовали влюбленного парня, просто являлись наполнением того места, где находился и он. Никто его не смущал и ничего не спрашивал, хотя все, наверняка, заметили, что он приезжий. Как? Это трудно объяснить, но порой это просто чувствуется, порой непривычные этому городу слова или движения выдают тебя, такие как: способ завязывать шнурки – в некоторых местах люди садятся полностью, а кое-где принято просто закидывать ногу на какую-нибудь возвышенность и уж потом нагибаться. Местные жители, пользуясь автобусами каждый день, причем одними и теми же маршрутами, знают куда нужно сесть в солнечную погоду утром и вечером так, чтобы не было слишком жарко и солнце не светило прямо в глаза, в то время как приезжие садятся просто наугад.

Но наш герой вовсе не думал о таких мелочах. Тем более он о них не думал в тот момент, когда в автобус, вслед за очередными входящими пассажирами, вошла молодая женщина невысокого роста, с темными средней длинны волосами, с привлекательным лицом, хорошо держащее молодость, но плохо, по крайней мере, на тот момент, сдерживающее слезы. На ней были очень яркие большие красные бусы, обволакивающие тонкую и гладкую шею. Она резко села на свободное место в начале автобуса спиной к водителю и лицом ко всем остальным ехавшим. Ему понравились, хоть и стыдно было осознавать, ее бусы и привлекательность. Ее голова низко наклонилась, так что большинство из пассажиров не заметил ее состояния и не сочувствовал ей, в чем она собственно и не нуждалась. Влюбленный парень выглянул из-за сидевшего перед ним мужчины, и эта женщина открылась его взору полностью. Он наблюдал за ней только одним глазом, чтобы не быть пойманным. Ее голова так сильно склонилась вниз не стой целью, чтобы скрыть свои слезы, сколько для того, чтобы найти в своем кошельке нужную сумму для оплаты проезда.

Контролер начал что-то подозревать стоя перед ней около пяти минут, когда эта женщина все еще продолжала считать свои монеты. Вдруг эта женщина остановилась и просто, как-будто что-то вспомнила, перевела свой задумчивый мокрый взгляд в окно и замерла. Кондуктор, заметив ее скудное финансовое положение, спросил про оплату проезда, и только после этого она опомнилась, посмотрела на кондуктора рассеянным взглядом и не знала, что стоило ей делать дальше. Все это время он смотрел на нее. Вдруг автобус остановился и раскрыл свои двери, дав ей возможность избавиться от стыдного положения, и она резко выбежала из автобуса, ничего никому не объясняя. Кондуктор только фыркнул в ответ и присел обратно на свое место.

Влюбленный парень тоже выскочил вслед за ней, не дождавшись свою обещанную сдачу. Он не знал, зачем он это делает. Ведь он ехал к своей цели, а эти внеплановые остановки были ему вовсе ни к чему. Но ему определенно казалось, что ей нужна помощь, поэтому решил проследить за ней и узнать наверняка….

Видно было, что она совсем не ведает, куда идет и что собирается делать. Она переходила одну и ту же дорогу три раза, с одной стороны на другую, подвергаясь раздражительным сигналам проезжающих машин. Влюбленный парень старался не спешить и идти только по одной стороне, изредка поглядывая в ее сторону, чтобы не упустить. Теперь он держал свои руки в карманах, потому как ему казалось, что это самое не подозрительное их прогулочное положение. Когда она свернула на перекрестную улицу и пропала из вида, он заторопился и даже немного пробежался, но перед самым поворотом, как не в чем ни бывало, вернулся в прогулочный ритм и повернул за ней.

По всей видимости, она продолжала плакать, так как со спины было видно, как она вытирает свое лицо то одной, то другой рукой, размазывая при этом свой аккуратный макияж. Его что-то влекло за ней. Не ее привлекательность и даже не чувство сострадания к ней, хотя таковое в нем присутствовало, но он не мог ответить что конкретно. Просто какое-то устоявшееся в нем решение выяснить, почему она плачет.

Люди начали обращать на нее внимание и оглядываться ей вслед. Наверное, подтекшие элементы ее красоты выдавали ее состояние. Рука нервно потянулась к маленькой сумочке, что весела на левом плече и хаотично телепалась во время ходьбы, и достала маленькую пудреницу с зеркалом внутри. Из-за того, что происходило это все на ходу, пудреница выпала у нее из рук и, раскрывшись, заставила остановиться женщину в негодовании и ругательствах на саму себя.

Влюбленный парень остановился. Вначале он подумал, что это был бы неплохой повод подойти к ней и помочь, но потом решил на время спрятаться за деревом.

– Еще подумает, что следил за ней…, обидится…. – Подумал он вслух про себя.

Дерево было не достаточно толстым, поэтому если присмотреться, то можно было увидеть, как у дерева появились нос вверху и носки запыленных туфель внизу. Она подняла свою пудреницу, которая чудом оказалась целой и из которой, странным образом, ничего не высыпалось, посмотрелась в зеркало, и в мгновение он увидел отражение одного ее глаза смотрящего в его сторону и понял, что, по всей видимости, она заметила его. Он сразу же спрятал свой нос и половинку лица за деревом и оскалил зубы на самого себя за нетерпение. Она встала и пошла дальше, спокойно спрятав пудреницу обратно в сумочку. Где-то посередине улицы она резко свернула в узкий проход между двумя маленькими ресторанами и исчезла из его вида.

Он последовал за ней. Проходя то место, где она уронила пудру, он не заметил и крупинки пыли или чего-то еще, что обычно остается после перевернутых пудр. Он, конечно, не так часто сталкивался с такими делами, но знал, что пудры это очень коварные вещи. Его сознание наполнилось недоразумением и вопросами….

Подбежав к тому месту, куда она свернула, влюбленный парень, как и в предыдущий раз, замедлил свой ход, засунул руки в карманы джинсов, на манер прогулочного варианта и повернул в узкий проход между двумя маленькими ресторанами, где стояли мусорные баки и коробки….

Перед ним предстала совершенно не та картина, которую он ожидал там увидеть. Не то чтобы влюбленный парень ожидал там увидеть что-то особенное, но совсем не ожидал увидеть такое. Перед ним стояла та самая женщина, за которой он следил, со сложенными руками на груди и повернутая к нему лицом. Рядом с ней стоял простой мусорный бак, который присваивается каждому ресторану для мусора и других пищевых отходов, на него мягко и так по-дружески опирался крепкий мускулистый парень, с бейсбольной битой в руках. Этот парень на нее вовсе не нападал, даже наоборот, ждал ее команды, чтобы напасть.

Влюбленный парень решил было сделать шаг назад, но как только он обернулся, то увидел у себя за спиной еще одного такого же крепкого и такого же с битой парня. Отступать было некуда…. Шок проник его от коленных чашечек до живота и где-то там остановился.

– Отдавай кошелек. – Плавным и приятным женским голосом сказала она.

Она стояла со скрещенными на груди руками, слегка улыбалась, демонстрируя ему свою красивую улыбку на накрашенном лице. Думать ему пришлось недолго, так как после трехсекундной паузы один из парней начал уверенное приближение в его сторону. Влюбленный достал из своего внутреннего кармана кошелек, не раскрывая его, протянул вперед и посмотрел на нее ненавидящим взглядом. Парни остановились. Женщина подошла к нему, чтобы забрать добычу. Легко и немного игриво схватившись за уголок кошелька двумя ухоженными пальцами с необычным маникюром, она улыбнулась ему и сказала:

– Женские слезы – такое сильное оружие…! – И пошла в другой конец переулка, где ее поджидала машина. Эти парни куда-то резко испарились. Машина быстро уехала из его вида, ограниченного двумя стенами по бокам. Наш герой остался стоять совсем один….

В первые секунды он хотел просто закричат от обиды и разрушить все вокруг, но обошелся всего лишь ударом ноги по мусорному баку. Он прошелся пару шагов в одну сторону, в другую, оперся об стенку, присел, опять встал, еще раз ударил мусорный бак – в общем, осознал, что с ним произошло. Тяжело оказаться в незнакомом тебе городе, да еще и без копейки в кармане. Он вдруг начал проверять, а не осталось ли где-нибудь в карманах заначки или обещанной сдачи, похлопывая себя по карманам куртки и брюк.

Вдруг за мусорным баком послышался шум. Какое-то шуршание целлофановых пакетов. Он остановился. Заглянул за него и увидел закутывающегося в пакеты и целлофан бездомного, пробудившегося после удара ногой по баку. Он не мешал его процессу, просто смотрел и не мог сопоставить это с тем, что минуту назад произошло с ним. Наконец он решился спросить его:

– Простите…, – откашлялся влюбленный парень и продолжил, – вы, кажется, видели, как меня тут только что ограбили? Может мой вопрос покажется вам глупым, но мне больше не к кому обратиться. – Бездомный продолжал, не обращая на него внимания, укутываться в пакеты. – У вас случайно не найдется пару монет на проезд, у меня совсем нет денег….

Вдруг бездомный резко остановился и повернулся в его сторону в той полусогнутой позе, в которой застал его этот вопрос, с ошеломленным лицом. Нелепость все происходящего отняла у него дар речи на какое-то время.

– Если бы у меня были деньги на проезд, то я бы ехал…. А так – я пью. – И он продолжил заворачивать свое большое неуклюжее тело в целлофан, согревая себя открытой рядом стоящей бутылкой дешевого спиртного. – Дождь будет…. – Произнес он с укором, но когда повернулся, то никого уже не увидел.

Он шел, сам не зная куда, встречая противоположный ветер прищуриванием глаз.

– Никому нельзя верить в этом городе…! – Подумал он и прекратил анализ того, что произошло.

Ему больше не думалось, как правильно надо держать руки: в карманах, для вальяжности или за спиной, для сдержанности, интуитивно одним симметричным движением они легли в карманы. Как странно, что это положение рук сочетает в себе одновременно и прогулочное состояние со щепоткой расслабленности и негодование с полной чашей злости.

Сгущались тучи над городом и, по дикой случайности, над всеми ее жителями. Можно было наблюдать некое ускорение в движениях людей на улице перед надвигающимся событием. А влюбленный парень не обращал на это внимание и даже не думал ускорять свой шаг. Куда было спешить? Что теперь делать?

Мокрый асфальт потихоньку сменялся брусчаткой, оставаясь все так же незамеченными ногами влюбленного парня. Дождь намеревался поливать его до тех пор, пока вся его кофта не промокнет и он был не против. Отчеканивая свой шаг равномерно среди разного количества и глубины луж, мимо него проплывали какие-то странные люди, странные заведения, одно из которых имело даже какое-то странное название из трех букв и четырех гвоздиков: «ТРИ ….». Все время, проходя мимо этого заведения, он чувствовал на себе взгляд какого-то странного парня в черном не по сезону пальто, который не шевелился и пристально наблюдал за ним. Но он не стал оглядываться на него или еще что-то, так как ему в голову пришла интересная мысль.

Раз та женщина смогла ехать в автобусе, не оплачивая проезд, может быть и он тоже сможет, пусть не так долго, но, по крайней мере, до центра можно дотянуть. Идея показалась заманчивой и вполне единственной в данной ситуации, не смотря на то, что он был очень скромным. Не возвращаться же ему обратно ни с чем? Он приехал, чтобы найти свою Единственную, а для этого, как известно, надо бороться иногда даже с самим собой.

Шаг его заметно ускорился, избегая больших луж и потоков воды, руки выпрыгнули наружу, чтобы накинуть капюшон на изрядно промокшую голову. Остановка оказалась не далеко от того места, где его «подловили на красоту и беспомощность». Автобус под все тем же номером 14 подъехал и, пред тем как войти в него, влюбленный парень попытался сделать задумчивое выражение лица, которое является хорошим оправданием, чтобы забыть оплатить проезд. Он знал, что такая задумчивость будет выражена в медленных непредугаданных движениях и перемещениях по салону до конкретной точки в глубине автобуса, куда сложнее всего пробраться контролеру.

Встретившись на входе глазами с кондуктором, его прошибло страхом быть опозоренным привселюдно, но он смело отвел глаза в сторону, и задумчиво продолжил свой путь. Первые две остановки ему даже показалось, что он заплатил за проезд и что ему не о чем волноваться, так спокойно все было. Он смотрел в окошко, разглядывал прохожих и стал интересоваться проплывающими мимо зданиями с удивительной архитектурой и необычными окошками в стиле неизвестного ему местного столяра Бороды. Влюбленный подумал, что про него просто забыли и дабы убедиться в этом, решил взглянуть в сторону кондуктора. Именно это его движение и вызвало приближение тучной особы, занимающейся сбором средств за проезд в его сторону.

В этот момент подоспела третья остановка автобуса и в салон вспорхнула молодая девушка с мокрыми аккуратно приглаженными волосами и села на свободное переднее сидение спиной к водителю и лицом к пассажирам. На ее лице были то ли еще не скатившиеся капельки дождя, то ли слезы, подчеркивающие ее неведанное горе, выражающееся всхлипами и вытираниями покрасневшего носа.

Эта картина заставила позабыть влюбленного парня про надвигающуюся опасность и выглянуть из-за кондуктора одним глазом, чтобы оглядеть ее полностью. Чувство мести и грубых высказываний в ее адрес грело его щеки и горло.

– Как умно, – подумалось зловеще ему, – это, наверное, бизнес такой: отнимать у приезжих деньги путем женских слез, – «Самого сильного оружия», – отдалось эхом фраза той самой женщины в его голове. – В дождь даже придуриваться не надо, что плачешь….

Тем временем кондуктор подошла к нему вплотную и сказала мужским баском:

Его злость и ненависть посыпались и превратились в невинность, так же как и задумчивость его превратилась в злость, когда он увидел ту девушку. Он не знал что ответить, опустил голову вниз, засунул руки в карманы и стал там что-то искать. Девушку нахлынули слезы, она стала оглядываться по сторонам, прикрыла лицо рукой, но, к счастью, автобус сделал четвертую остановку, и она решилась выбежать на улицу, не перед кем не извиняясь за толкания. Влюбленный увидел это и понял, что надо делать. Он рванул за ней к выходу, оттолкнув при этом кондуктора в сторону.

– Безбилетники! – Закричала кондуктор вслед, выбежавшему на улицу парню и девушке….

Она уверенно шла вперед, местами бежала, все так же держа при этом одну руку на лице, закрывая его от слез. Влюбленный парень шел полу боком за ней, не сводя своих яростных глаз с нее. В голове у него пробежала успокаивающая мысль: «А что? Кошелька-то у меня все равно нет….», и он дальше проскальзывал мимо мокрых деревьев и ручьев, капающих с крыш. Наконец она резко свернула в похожий переулок и исчезла из его поля зрения.

– Ну, уж нет…. – Подумал про себя он. – Второй раз я на эту удочку не попадусь. – Ему представилось, что он может там увидеть, так как знал, к чему все идет.

Влюбленный думал, как же их проучить, как же их наказать за то, что они с ним сделали…. И, наконец, придумал. Не далеко от переулка, когда он к нему шел, он проходил небольшой старый домик, вокруг которого был деревянный забор. Он решил, что там никто не живет и оттуда можно позаимствовать одну палку для самообороны и наказания преступников. Он вернулся туда, и, убедившись, что на него никто не смотрит, выбил штакетину ногой. На улице никого не было, но после удара и треска выломанной палки, откуда-то послышалось легкое откашливание, как бы, обозначая присутствие. Он оглянулся и никого не увидел поначалу, но прямо посередине двух досок, между которыми была выбитая доска, виднелось лицо незнакомого пожилого человека, пристально наблюдавшее за парнем. Испуг поначалу охватил его, но потом он понял, что этот пожилой мужчина его не догонит, к тому же, он стоял за забором. Разум указывал на все эти преимущества, но совесть не позволяла ничего сделать. Единственное что он нашел сказать это:

– Мне по нужде! – И резко убежал к переулку.

Влюбленный парень не знал, как войти туда. Они определенно были там, так как его дела со штакетиной не заняли более минуты. Вымогатели никогда не оставят свою жертву. Он решил напугать их или хотя бы застать врасплох. Он прислонился спиной к углу прохода, плотно сжал палку двумя руками, занес ее над своей головой и решил посчитать до трех. Один…, два…, три!

Влюбленный выбежал на середину прохода, размахивая палкой во все стороны, крича при этом, как на войне, когда солдаты идут в жестокий бой. Он так сильно и громко кричал, что сам испугался своего крика, выронил палку из рук и обратно забежал за угол. Когда он скрылся, то осознал, что ничего из того, что он представлял себе там увидеть – не было, а была пустота, и кто-то сидел возле стенки с закрытым лицом. Все что успел увидеть этот кто-то, сидящий возле стенки, когда поднял голову от своих рук, это лежащую палку на земле и пустоту вокруг нее.

Доверие не доверилось ему, и он решил проверить увиденное еще раз. Только краюшек влюбленного глаза показался из-за угла и увидел, как на мокром от дождя асфальте сидит та самая девушка из автобуса и плачет, склонив голову на руки. Ему стало невыносимо жалко ее и стыдно за себя….

«Что же делать?». Неожиданное осознание увиденного мешало думать быстро. «Может просто подойти и поздороваться? Нет, нет…. Не так». И он куда-то побежал.

Его длинная рука срывала цветы разного сорта, иногда с корнями и землей на них. Нарвав их столько, сколько доставала его рука между двух штакетин, он встал и в очередной раз увидел то же самое лицо пожилого человека, наблюдающее за ним. Теперь он вовсе не чувствовал себя стыдно, так как ему показалась эта ситуация знакомой, даже хотелось улыбнуться ему. Но, не сделав этого, он просто стыдливо сказал:

– Знаю я ваши нужды! Ты что, решил здесь все свои нужды справлять, что ли?! – Вспыхнул старик, но не успел продолжить, как парень убежал со скоростью человека, укравшего цветы в чужом палисаднике.

По ее покрасневшему носу текли капли огорчения и несправедливости, добавляя еще больше влажности окружающей среде. Вдруг, необычайно приятные запахи ударились об нее, возбудив в ней интерес к ним. Она подняла свою тяжелую от плача и погоды голову и увидела разного цвета и рода цветы прямо у себя перед лицом. Комочки еще мокрой земли падали с корней ей прямо на сандалии, отчего ей стало щекотно, и она подвинулась ближе к стенке и увидела парня сидевшего перед ней с цветами. Любопытство победило плач. Где-то с минуту они просто смотрели друг на друга, не говоря ни слова, он с легкой и приятной улыбкой на лице, она – в недоумении.

– Кто вы…? – Наконец спросила она, все так же изучая его своим недоверчивым взглядом.

– Я…? Я? Э…, я, – не знал он, как начать, – я просто случайно увидел, что вы плачете, и решил поддержать вас…. Вот…. – И он протянул ей все с той же милой улыбкой свой букет.

Все с той же недоверчивостью она еще раз посмотрела на него и аккуратно взяла букет в руки, подтягивая ближе к себе. Мокрые корни оставляли земляные следы на ее гладких голенях, но глаза ее выражали только один вопрос:

– Зачем…? – Немного мягче спросила она.

– Мне стало вас жалко, понимаете, и просто…. Почему вы плачете?

Этот вопрос, видимо, опять вернул ее к причине огорчения и на глазах снова появились капельки. Заплаканное лицо нисколько не стало менее привлекательным. Он смотрел в него открыто, пытаясь понять, неужели это…. Победив свой ком в горле, она печально произнесла:

– …Я не хочу возвращаться домой…. – И она снова заревела и опустила голову на руки, всхлипывая и труся от этого головой.

– Хм, – улыбчиво произнес парень и, представляя себе что-то, посмотрел на часы, – ну, что ж…, в принципе…, это можно, я думаю…, устроить….

– Что?! – Раздраженно переспросила она.

– Нет, нет! Ничего. Так, почему вы не хотите возвращаться домой?

– …Дело в том, – продолжала через всхлипы девушка, – что сегодня утром я решила надеть в университет мою любимую цепочку, мне ее еще бабушка подарила, а ей ее бабушка, это наша семейная реликвия. Она очень дорогая. И, как назло, мои подружки весь день делали мне комплементы и хвалили эту цепочку, что я и забыла даже, что надо быть осторожней…. – Она виновато опустила голову вниз. – В общем, когда я вышла из университета, то цепочки на мне уже не было…. А если мама вдруг узнает, то она меня убьет…. – Плач опять покорил ее огорчением.

– Вот так да. А вы подружек своих спрашивали? – Сказал он, а сам в это время думал о том, что это не совсем поможет на самом деле и еще о том, что она прекрасна и что….

– А как же! Да, кто сознается…? К тому же, пошел дождь все разъехались сразу….

– Вы знаете, – произнес он через паузу, – а ведь мы с вами друзья по несчастью. Меня сегодня обокрали! Кошелек увели….

– Да вы что?! А вы в полицию обращались? – Заботливо спросила она.

– Нет. А смысл? Я ведь сам его отдал…. – И он даже улыбнулся.

– А вот так…. – Вспомнив это, он немного призадумался, а она смотрела на него в недоумении.

Но тут до него дошла интересная идея. Влюбленный парень расстегнул свою кофту, снял ее, далее открыл быстрыми движениями несколько пуговиц своей рубашки и оголил шею. Девушка не знала, зачем он это делает, но наблюдала за этим с интересом. Он снял с шеи свою довольно толстую золотую цепочку, аккуратно застегнул ее обратно, сложил в руку и протянул ей.

– Вот! Возьмите! – Радостно произнес он, оценив свои действия наперед. – Вместо той утерянной!

– Нет! Не возьму! – Резко при этом отталкивая его руку, но мягко держась за нее.

– Не переживайте, кошелек-то у меня насильно требовали, а это – я сам. – И он опять плавно протянул свою руку в ее руке к ней.

– Да вы что?! Нет…. А что я маме скажу?! – Мягче отвела она его руку в своей руке.

– …А скажите…, что свою цепочку вы по дикой случайности потеряли, а эту – нашли! Вот такая вот судьба! – И он опять протянул их руки к ней, с такой уверенностью и радостью, которая представлялась ему, пока его рука была в ее мягкой руке.

– Даже не знаю…. – Неуверенно произнесла она и уже не стала отталкивать его руку назад. – Как-то неловко мне…. – От чего-то, в ней проснулись те чувства, которые никогда раньше и не засыпали в ней, их просто не было. «Что это?» – Подумала она. – «Зачем я об этом думаю?»

– Берите. – Так же настойчиво сказал он и улыбнулся, заглядывая в ее прекрасные рассеянные от тумана слез глаза.

– Спасибо…. – Тихо произнеслось из нее. Она откинула свои «злые» мысли назад, аккуратно взяла цепочку двумя тоненькими пальцами и положила ее в свою маленькую ручку. – Как я могу вас отблагодарить?

– Я уже отблагодарен – вы перестали плакать!

Она рассмеялась и смущенно опустила голову вниз. Он был настолько доволен своим поступком и тем, что происходит с ним, что не смущался более долго смотреть на нее.

– А давайте с вами сегодня встретимся, – «Что?!» – Подумалось ей. – «Зачем это?!», – вечером, у нового памятника в центре города. Тут не очень далеко. Знаете где это?

– Постараюсь найти, в любом случае!

– Я не помню точно, но это где-то на пересечении улицы Вечной и улицы Старокофейной.

– Хорошо! – Не мог сдержать он свою радость. – Я буду вас ждать там….

Он по-джентельменски помог ей встать, мягко придерживая ее за одну ручку. Она отряхнула свою юбку от сглаженостей, продолжая держать его цепочку в руке. Надвигался момент прощания или недолгого расставания, который, как бы то ни было, сделает их неуклюжими и неловкими. Они оба прижимали свои губы к своим зубам. Он спрятал свои руки за спину и опять подумал о том, как уникально в себе сочетает этот жест сдержанность и одновременно скромность. Она же просто держалась одной своей свободной рукой за подол юбки и колыхала ей понемногу.

– Ну, что ж, тогда увидимся.

Она еще раз улыбнулась его неотводному взгляду, помахала ручкой и пошла домой….

Влюбленный парень ничего ей не сказал в ответ. У него просто не сформировались слова внутри, так как все его тело было наполнено лишь одним словом, которое он так ждал почувствовать – Единственная….

Когда девушка зашла домой, то, наконец-то, перевела дух. Она шла домой, не останавливаясь довольно быстро. Послышались шорохи на кухне, и она проследовала туда усталой походкой. За столом седела ее старшая сестра. Она пересчитывала какие-то деньги, а рядом лежал мужской кошелек. Ее сестра была старше ее по возрасту, но этого не было заметно по ее внешности. Ее лицо, которое так хорошо держало молодость, носило аккуратный макияж, а тонкая и гладкая шея – яркие большие красные бусы.

– Ну, что? – Спросила она вошедшую девушку.

– Вот…. – И она швырнула на стол золотую цепочку влюбленного парня.

– Ух, ты! Ученица превзошла своего учителя! А ты говорила «не буду, не буду…».

– Ну, ты же знаешь, что женские слезы – это такое сильное оружие!

И они обе сильно рассмеялись, хоть одна из них и не смеялась довольно искренне….

Вечер выдался невероятно теплым. Улицы подсвечивались теплым согревающим душу желтым светом. Машин становилось меньше, а людей больше, поэтому гул моторов заменялся бурчащими разговорами. Влюбленный парень ходил по улицам города и спрашивал случайных прохожих о том, как пройти туда-то и туда-то. Если бы он обратил внимание на людей еще на вокзале, то понял бы, что в этом Городе из Нарисованных Слов полно приезжих.

– Простите, вы мне не подскажите, где здесь установлен новый памятник?

– Да. – Ответил один из прохожих, выражавший интерес к помощи, но при этом, даже не сняв свои темные на пол лица очки, делающего ого похожим на муху.

– Мне сказали это прямо и потом направо?

– Но официант из кофейной лавки напротив, сказал, что не направо, а за этим кварталом налево.

– Так направо или налево?

Прохожий немного призадумался и ответил:

– Да, все правильно. – И пошел дальше.

Влюбленный парень уже начал паниковать, как вдруг мысли о том, что она скоро придет, согрели его панику и успокоили. Холодным умом он увидел вдалеке на здании затертую табличку Улица Старокофейная. Он помчался туда, что есть сил. А вдруг она уже там? Не хорошо будет, если он опоздает на первую встречу. Он не решился назвать его встречу «свиданием». Придя туда, он увидел перекресток, о котором, видимо, говорила ему девушка, увидел улицу Вечную, но единственное, чего он не увидел, так это памятник. Несмотря на это, он стал прямо посередине перекрестка и выглядывал во все стороны.

Все его тело было наполнено лишь одним словом, которое он так ждал почувствовать и тем более произнести – Моя Единственная….

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В городе из нарисованных слов… (Андрей Писателев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Карта слов и выражений русского языка

Онлайн-тезаурус с возможностью поиска ассоциаций, синонимов, контекстных связей и примеров предложений к словам и выражениям русского языка.

Справочная информация по склонению имён существительных и прилагательных, спряжению глаголов, а также морфемному строению слов.

Сайт оснащён мощной системой поиска с поддержкой русской морфологии.

Источник:

kartaslov.ru

Андрей Писателев В городе из нарисованных слов… в городе Чебоксары

В этом интернет каталоге вы всегда сможете найти Андрей Писателев В городе из нарисованных слов… по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Чебоксары, Астрахань, Тольятти.